Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

День длиною в жизнь
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Пятница, 03.12.2021, 07:38 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Рождественский пост
Рождественский пост
28 ноября - 6 января
Рождественский пост



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Литература, искусство

День длиною в жизнь

Автор: И. А. Беспалова

Ночью над городом прошумела гроза. Молнии неистовствовали. Ливневые потоки омыли дома, машины, улицы. Но никто не видел этого. Город спал. Лишь к утру рассеялся небольшой туман и выглянуло солнышко, сначала робко: один луч, потом другой; и солнце отражалось в неуспевших высохнуть каплях дождя, вспыхивали краски нарождающегося дня. Один из таких лучей пробился сквозь тюлевую занавеску и, как любопытный гость, заглянул внутрь - в полумраке комнаты спала девочка. Лучику захотелось поближе познакомиться с ней, и он ласково коснулся ее щеки, пощекотал ладошку. Девочка вдруг заерзала, сначала нехотя, а потом улыбнулась и открыла глаза. "С добрым утром", - сказал ей луч и… исчез. Девочка потянулась, откинула одеяло, босыми ногами дошла до окна и открыла его.

В комнату хлынула свежесть раннего летнего утра.

"Пора всем вставать, - подумала девочка о маме, папе и братишке Никитке. - Ведь сегодня воскресенье, и мы поедем на электричке за город, на дачу, а главное - будем долго-долго кататься на лодке, на озере.

И Никитку возьмем, он так мечтал - это ведь впервые за три года своей жизни для него такое приключение".

Девочка - а мама с папой звали ее Ленусей - была самой обыкновенной: чуть-чуть задумчивой, иногда грустной. В свои двенадцать лет она еще мало знала что-либо о жизни, училась в школе, имела подруг, любила дни своего рождения и праздники. Но больше всего на свете она любила своего братишку Никитку.

Когда Ленуся вышла на кухню, то увидела, что все уже давно в сборе и готовятся завтракать. Мама хлопотала, собирая провизию в дорогу. Увидев дочку, мама улыбнулась, и от этого у всех потеплело на душе. Утро прошло незаметно. Быстро поели, собрались, оделись и вышли на улицу. И никто не знал, что ждет их впереди.

Вокзал встретил их шумом и грохотом. Пригородные поезда прибывали и отбывали. Люди сновали туда-сюда с рюкзаками, корзинами. Казалось, весь город снялся с насиженного места. Сутолока была невероятная. Папа оставил детей на попечение мамы и побежал за билетами. Прошло немного времени, и вот семья в поезде. Никитка устроился у окошка, Лена рядышком, а мама с папой - напротив, родные, самые близкие. Поезд тронулся. Как-то незаметно за окошком промелькнул город, потянулись огороды, сады, лес. Лишь изредка перелески сменялись небольшими деревушками. Между тем, Никитка, Лена и мама задремали, папа бодрствовал. Прошло два часа. Поезд подъезжал к станции. Папа разбудил всех, и они заторопились к выходу.

Солнце уже стояло высоко, сильно припекало. Шли налегке, только папа нес рюкзак и корзинку. Было весело перебирать ногами песок, шагать по зеленой, умытой росой траве и ни о чем не думать.

Незаметно кончилась дорога и стал виден крайний дом, который семья снимала под дачу. Последние несколько метров до дома почти бежали. Вот и калитка, палисадник. Все знакомо и незнакомо. А Никитке весело и интересно буквально все. Ведь сколько ему обещали, что возьмут с собой на дачу, - и вот сбылась его мечта.

Но только вошел он в дом, стал капризничать: "Хочу на лодке кататься". Мама попробовала возражать: дескать, устали, давайте завтра. Но Никитка, испугавшись, что обещанного опять не будет, заревел. И тут папа сдался: "Раз обещали сегодня - значит, сегодня". И пошел налаживать лодку. Мама с Леной сначала не хотели, но потом решили тоже немного покататься. Взяв по бутерброду, все побежали к озеру. Большое, с голубой, прозрачной по краям водой, озеро встретило их прохладой.

День длиною в жизнь

Несколько томительных минут - и лодка отошла от берега. Папа на веслах, Лена на корме, поодаль мама с Никиткой. Сначала папа, видно, устав, греб еле-еле. А Никитка все торопил: "Быстрее, быстрее". Лодка выплыла на середину озера. Лена приподнялась оглядеть все вокруг. Мама нагнулась к воде, ополоснуть руки. В это время подул ветерок, он тронул своим дуновением панамку на голове Никитки, она съехала, упала в воду. Мальчик потянулся за ней - и вывалился за борт. Все произошло в одно мгновение, только крик: "Мама!" - резанул воздух, как выстрел, разорвал сердце жуткой болью. Мама, обезумев, бросилась за ним. Лодка перевернулась, все оказались в воде. Самое страшное заключалось в том, что никто, кроме папы, не умел плавать. Папа нырнул раз, другой - что-то мягкое, податливое ткнулось ему в грудь. Он схватил это обеими руками, всплыл, подтянулся к лодке, огромным усилием перевернул ее и бережно положил безжизненное тело своего сына. Нельзя было терять ни секунды. Рядом в воде что-то захлюпало. Это дочь, колотя изо всех сил руками по воде, нахлебавшись, пыталась из последних сил подплыть к отцу. Он протянул ей руку, и она - в лодке.

- Никитка там, помоги, - крикнул папа и нырнул в воду. Он нырял снова и снова, но мамы нигде не было. Лена рыдала. Брат уже не дышал. Потеряв всякую надежду, папа забрался в лодку и повел ее к берегу. Оставив детей на берегу, он побежал в деревню за помощью. Прибежали люди с баграми, лодками. Искали долго. И только когда стало темнеть, нашли затянутое в омут отяжелевшее тело мамы.

В эту ночь никто в деревне не спал. Горе одной семьи стало горем всей деревни. Все вспоминали покойницу и ее сына как живых, говорили о них добрые слова, не знали, чем и как утешить осиротевших отца с дочерью. Наутро приехала вызванная из города машина, увезла утопленников в морг.

Последующие дни для Лены и отца слились в один черный поток: слезы, гробы, венки, кладбище. Приходили и уходили какие-то незнакомые люди: помогали, уговаривали, подбадривали. Но Лена окаменела - как оглохла, ничего не ела и... ни с кем не говорила. Сначала думали, что она не хочет говорить, потом забеспокоились, позвали врача. Диагноз был неутешительный: потеря речи из-за тяжелейшего нервного потрясения.

От школы Лену освободили. Целыми днями она сидела дома, перебирала вещи мамы и Никитки и… плакала. Папа, видя безысходность состояния дочери, решил уехать из города. Как-то вечером после работы, придя домой, он присел рядом с ней на диванчике.

- Сироты мы с тобой. Давай уедем на родину моего отца.

Дочь кивнула, опять заплакав. Так и порешили. Сборы были недолгими. Через три дня они покинули город. Машина с нехитрым скарбом несла их в неизвестность, в новую жизнь. Деревня, где им предстояло теперь жить, раскинулась дугой. Здесь были школа, магазин, мастерские, еще какие-то хозяйственные строения, а главное - дом деда, большой, бревенчатый. За домом - сад, огород, баня. Давно не видя мужской хозяйской руки, дом, словно обрадовавшись встрече, скрипел половицами, наружными ставнями.

Не успели приехать - потянулись к ним люди. Все уже знали об их горе, старались помочь, кто чем мог. Кто-то принес занавески, расшитые птицами, кто-то - картошку, огурцы, кто-то - скамейку. Пришла и учительница местной школы Мария Гавриловна. Поздоровавшись, она сразу приступила к главному:

- Лене надо учиться. Пусть завтра же приходит в школу. А что немного отстала, - ничего, мы поможем.

Незаметно наступил вечер. Легли спать. Лена долго не могла уснуть, все казалось, что мама жива - только позови. Утро принесло новые хлопоты: сборы в школу. Выйдя из дома, Лена пошла по тропочке вдоль реки. Близость воды напомнила о страшных событиях, и она хотела было заплакать, но тут кто-то окликнул ее. Это была Мария Гавриловна. Она подошла, взяла Лену за руку и, как маленькую, повела Лену в школу. Здание школы было деревянное, двухэтажное. А внутри уютно, почти как дома: даже половики на полу, на каждом окне - цветы.

Ребята встретили новенькую дружелюбно, но без любопытства. Как будто они с ней учились раньше. Прозвенел звонок. Ребята расселись по местам. Лена растерялась. Вдруг она услышала:

- Ты - Лена, а я - Андрейка. Садись со мной, у меня свободно.

Сначала Лена ничего не понимала, сидела, как оглушенная, потом немного освоилась, а когда после письменного задания учительница ее похвалила при всех, даже зарделась от удовольствия. Когда уроки кончились, Лена с Андрейкой вышли из школы. Дорога шла прямо, потом из-за деревьев показался купол церкви. Андрейка сказал:

- Давай зайдем. Там мама моя работает: убирается и в хоре поет.

Лена впервые вошла в церковь. Все сначала показалось ей сумрачным и непонятным. С икон смотрели лики, они сочувствовали ей, и это Лене понравилось. Лена увидела, что в глубине храма горят свечи, в красочном облачении какой-то человек, другие люди. Потом все замерло и вдруг - пение, сначала тихое, потом нарастающее. Слов Лена не понимала, но пение это так тронуло ее душу, что она зарыдала. Андрейка тотчас взял Лену за руку. Когда служба кончилась, - а именно так объяснил Андрейка Лене происходящее, - подошли священник и Андрейкина мама. Священник внимательно посмотрел на девочку, коснулся рукой ее головы. Лена услышала его голос - что-то доброе, ласковое коснулось ее сердца. Ей стало хорошо и радостно. Андрейкина мама обняла девочку и повела ее к выходу. Дома она накормила Лену обедом и отправила ее с Андрейкой на улицу, где в загончике были кролики. Пушистые комочки понравились Лене, и ей не хотелось уходить.

Так побежали дни за днями, недели за неделями. Кончился учебный год, и опять наступило лето. Между тем, с отцом Лена встречалась только по вечерам. Он был занят ремонтом техники, был постоянно в разъездах. Лена не скучала, все время проводила либо в школе, либо у Андрейкиной мамы. Часто заходила она теперь в церковь, помогала ставить свечи, а главное - ей нравилось смотреть на пламя свечи. Ей казалось, что это вовсе не пламя, это она сама - стройная, робкая, трепетная. Как-то раз за ней пришел в церковь папа. Долго стоял у распятия, шептал какие-то слова. Потом подошел к священнику и, поглядывая на Лену, украдкой стал о чем-то ему говорить. Подошла к ним Андрейкина мама, тетя Наташа. О чем они говорили, Лена так и не узнала. Потом тетя Наташа позвала их всех к себе ужинать. Не расходились долго, Андрейка на крылечке что-то рассказывал Лене, живо размахивая руками, тетя Наташа с Лениным отцом сидели за столом, беседовали. Хорошо им было: спокойно, уютно. Наташа поведала свою нехитрую женскую историю: родилась она в этой деревне, здесь и родителей своих схоронила, вышла замуж, родила сына, а когда ему было пять лет, муж нелепо погиб: шофером работал, ехал, попал в аварию - в общем, несчастный случай.

- Если бы не отец Николай, - не жить мне, - закончила она.

С этого памятного дня все как-то сдружились, и отец Лены теперь старался выбрать выходной, пригласить Наташу с Андрейкой и Лену то в лес по ягоды, а то и просто погулять. Окружающие видели и радовались: дескать, может, судьба такая у людей.

Между тем, наступил июль. Жара. Лена с ребятами с утра на речке. Но в воду не пошла. На берегу. Ребята выкупались, побежали в деревню. Один Андрейка остался в воде. Вдруг Лена заметила, что вдалеке идет волна, вот она уже близко от мальчика. Что-то стало тесниться в ее груди, рваться наружу, стало нестерпимо больно, и, напрягшись, Лена… закричала. Андрейка, услышав ее крик, широкими бросками поплыл к ней, Лена кинулась с плачем ему навстречу. Когда они выбрались на берег, Лена все говорила какие-то слова, сначала бессвязно, волнуясь, потом спокойнее: к ней вернулась речь. В этот день отец, Андрейка и тетя Наташа не отходили от девочки. В деревне, узнав о случившемся, все шумно обсуждали происшествие. А вечером они все вместе пошли в церковь.

Торжественно началась служба. Тетя Наташа пела в хоре. Лене показалось, что она стоит не здесь, а как бы отрывается от земли и поднимается к куполу, к небу. Как-то сама собой рука девочки потянулась ко лбу, плечам, накладывая на себя крест. Сначала раз, потом другой Лена поклонилась Кому-то невидимому, но прекрасному, и, встав на колени, коснулась лбом пола. Сначала она не расслышала своих слов, устремленных в горячей просьбе: "Боженька, миленький, пусть Андрейка мне будет братиком, а тетя Наташа мамой". Лена долго стояла на коленях, но уже не плакала, как раньше. Потом поднялась и еще раз перекрестилась.

Когда кончилась служба, Лена вдруг, осмелев, подошла к священнику:

- Батюшка, пожалуйста, я хочу крестик надеть на ниточке, как у тети Наташи.

Батюшка ласково посмотрел на девочку:

- Приходи завтра пораньше, и все будет, как захочешь.

Лена обрадовалась, но решила никому ничего не говорить. Чуть только рассвело, она была уже в церкви, где ее ждал священник. Как во сне прошло короткое ожидание священнодействия, и Лена ощутила прикосновение рук батюшки. Слегка нагнувшись, она увидела, что на ниточке на шее у нее надет маленький крестик. От счастья она заплакала. Повернувшись лицом к выходу, она увидела стоявших с цветами отца, тетю Наташу и Андрейку. Счастливая, шла она из церкви с огромным букетом цветов домой.

Она была счастлива: это так прекрасно - когда люди любят друг друга, и в этой любви пребывает кто-то Неведомый, Добрый, Любящий и Прекрасный, Кого коротко и просто называют - БОГ.

Из книги "День длиною в жизнь". Клин, "Христианская жизнь". 2008 год

Фото: Тамара Балашова

Сказка старого парка
Об унынии


Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Литература, искусство | Добавил: Pravklin (17.03.2010) | Автор: И. А. Беспалова
Просмотров: 2927
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2021 Яндекс.Метрика