Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

Икона
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Среда, 26.01.2022, 02:25 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Рождество Христово
Рождество Христово
7 января -
Рождество Христово



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Литература, искусство

Икона

Автор: Василий Никифоров-Волгин

Все было седое: колокольня, иконы, ризы и батюшка с дьяконом. Недавно стал седеть и псаломщик. Церковь стояла на окраине большого портового города. Из-за густых деревьев, осенивших церковный двор, города не слышно было и не видно. На дворе росла густая некошеная трава - здесь она казалась тише и святее, чем в городских садах. Церковь и тихие служители ее обладали даром вносить в жизнь загородного прихода душевное упокоение и неизъяснимый уют.

Рассказ Василия Никифорова-Волгина Икона

Про настоятеля церкви отца Захария - высокого и светлоликого - говорили, что он святой жизни человек и молитва его доходна до Бога. Дьякон Иероним - коренастый, пышноволосый, окающий по-новгородски - тайную милостыню творил. Псаломщик Влас Никанорович - худощавый, с бакенбардами и усами, как у Александра Второго, - любил выпить, но никто не осуждал его за слабость, так как был душевным человеком и хорошо читал шестопсалмие. Все они были вдовыми. Жили тихо - как трава растет. Газет не читали и к мирской жизни не прислушивались. Были простыми, созерцательными и по-святому восторженными.

Так бы и прожили они в спокойных своих горенках, если бы не одно прискорбное обстоятельство, от которого батюшка с дьяконом ушли в молчание, а псаломщик запил "мертвую".

Дело было так. Говорит как-то отец Захарий дьякону:

- Отче Иерониме! Ты ничего не знаешь?

- В чем дело, отец протоиерей?

- Ожидает нас небывалое в жизни прихода нашего пресветлое торжество!

- Архиерейская служба?

- Не то, дьякон. Грядущее торжество сие - иного чина. Через месяц старосте нашему Павлу Ефремычу исполняется десятилетие служения его приходу!

Дьякон вытаращил глаза и неизвестно отчего перекрестился.

- Ска-а-жите на милость, - прогудел он, - выражаясь гражданским штилем, юбилей, значит? Выходит, по правилу, ознаменовать надо сие событие!

- Истина во устех твоих, отче дьяконе! Обязательно ознаменовать! Но как?

- Просить владыку митрополита представить Павла Ефремыча к ордену, - предложил дьякон, - молебен отслужить, слово сказать приличествующее сему случаю, большую проскомидную просфору преподнести и многолетие закатить по-малинински!

- Верно слово твое, но не маловато ли это? Все же десятилетие! Надо бы еще такое, отчего на всю жизнь взыграла бы душа Павла Ефремыча!

- Ну, а что же еще?

- Знаешь, отче дьяконе? - просиял батюшка от какой-то мысли, - поднесем ему икону святого и всехвального апостола Павла. Дар этот будет душевный, и на всю жизнь памятный. Орден-то он спрячет и забудет, а икона-то висеть будет на почетном месте... Лампадка перед ней... Взглянет Павел Ефремыч на Божий огонек и скажет: "Ай да молодцы, причт и прихожане Покровской церкви! Ишь, каким благим даром ублажили меня, грешного!" Нет лучше иконы, дьякон!

На этом и порешили.

На другой день, с утра пораньше, пошли они по приходу с подписным листом: "Пожертвуйте, православные, от щедрот своих на поднесение иконы старосте нашему".

Несказанно были удивлены они, когда в первом же антикварном магазине нашли икону апостола Павла, письма тонкого и величавого. Как живой стоял перед ними исповедник Христов, окаймленный резным ореховым киотом, - работы тоже тонкой и вдохновенной.

Выходя из магазина, дьякон восхищался:

- Вот это дар, всем дарам будет дар!

Псаломщик, увидев икону, всплеснул руками и замер.

- Воистину Сам Господь водил рукой иконописца! - сказал он.

Наступил день чествования старосты. После многолетия, волнуясь и запинаясь, обратился батюшка к старосте с приветственным словом.

Зарумянившись от смущений и тайной гордости ("вот-де какой дивный дар"), поднесли старосте икону. Тот небрежно принял и сразу же передал ее церковному сторожу: отнеси ко мне на квартиру!

Вечером дьякон и псаломщик пили чай у отца Захария.

- Ну, слава Тебе, Господи, - говорил батюшка, попивая чай с блюдечка, - торжество у нас было незабываемое!

- А вы обратили внимание, отец протоиерей, - спросил дьякон, - как тронут был Павел Ефремыч? Он до того переконфузился, что даже икону не поцеловал и прихожан не поблагодарил... Вот как мы его проняли!

- Хороший дар сделали, Божеский! - кивал головой псаломщик. - Редчайшее художественное творение!

Во время чаепития пришел к батюшке посланец от Павла Ефремыча, с большим пакетом в руках.

- Не подарок ли нам в благодарность? - шепнул дьякон псаломщику.

Посланец подал батюшке письмо.

Батюшка улыбнулся.

- Наверное, благодарственное? - сказал он. - Ах, бесстыдник Павел Ефремыч! Ну, к чему это? Разве важно сие?

Отец Захарий пробежал глазами письмо и смутился. Лицо его стало красным и потным.

- Братия моя! - прошептал он, - что же это такое? Послушайте, о чем пишет-то Павел Ефремыч!

"Премного благодарен за ваш душевный дар, который есть икона. Но ввиду того, что в квартире нашей модный стиль, который прозывается модерн, красного дерева, мы, по размышлению с супругой моей, не можем эту икону повесить в комнатах, так как означенная икона к мебели не подходит. Ибо она, мебель, красного дерева, а киот иконы ореховый, а поэтому жертвую пожертвованную Вами икону в храм на предмет возжжения перед нею неугасимой лампады за мое и супруги моей здравие".

Старый причтовый дом загрустил. Понял отец Захарий, что жизнь стала не та и люди не те, и все, что было хорошего в прошлом, не имеет цены в настоящем. Все чаще и чаще стал задумываться отец Захарий. Раньше, бывало, улыбался, а теперь нет. Вечерним часом сядут с дьяконом на ступеньку крыльца и оба о чем-то думают. Покачает головой отец Захарий и скажет:

- Да... да... стиль модерн... Вот оно дело-то какое... Модерн!..

Из книги В. А. Никифорова-Волгина "Родные огни"
Клин. "Христианская жизнь", 2009

Фото: Татьяна Сазонова

Серебряная метель
Чаша


Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Литература, искусство | Добавил: Pravklin (23.01.2012) | Автор: Василий Никифоров-Волгин
Просмотров: 1911
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2022 Яндекс.Метрика