Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Первый Спас. Часть 1
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Вторник, 20.11.2018, 00:43 | RSS
 
Форма входа


Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Духовное просвещение

Первый Спас. Часть 1

Автор: Епископ Балашихинский Николай

Заметка об иконографии праздника Происхождения честных древ Животворящего Креста Господня

Часть 1

Яко пресветлая звезда,
и яко бисер благолепен, и пресиянное солнце,
вся озаряет земли концы Крест Господень...

(Канон, песнь 5)

Август, последний месяц церковного года, содержит три особых празднования в честь Спасителя: одно из них, Преображение Господне, – праздник великий, двунадесятый, а два других относятся к праздникам малым со славословием: 1 августа воспоминается Происхождение честных Древ Животворящего Креста Господня, а 16-го Перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворного образа (убруса) Господа нашего Иисуса Христа. В народном календаре по хронологии празднования они именуются Первым, Вторым и Третьим Спасом. Праздник Преображения Господня имеет евангельское происхождение. Достаточно четко прослеживается в Священном Предании и происхождение праздника "Третьего Спаса". Вопрос о происхождении, особенностях празднования и иконографии "Первого Спаса" требует более подробного освящения.

В настоящее время особенностями церковного празднования 1 августа являются изнесение Креста на середину храма для поклонения, подобно 14 сентября, и малое освящение воды.

Как совершалось это празднование в древности, и откуда пришло оно на Русь? Г.П.Георгиевский указывает, что особенностью "Происхожденьева дня" 1 августа был крестный ход на воду. "Происхождение" Древ Креста представляет собой перевод греческого слова proexeleusiz, которым назывался крестный ход, и само это выражение означает не что иное, как именно крестный ход. На Руси в XVI в. всякий крестный ход назывался происхождением, или происходом, однако и в церковных книгах, и в народном языке "происхождением" назывался (кроме перенесения Святых Даров на Преждеосвященной литургии) именно крестный ход 1 августа [5].

Первый Спас

Конец XV в. Новгород

И чин освящения воды, и поклонение Кресту 1 августа известны в Константинополе не позднее IX в.: канон Кресту на этот день был написан преподобным Иосифом Песнописцем (+883 г.). Одно из самых ранних упоминаний этого праздника находим в греческом Евангелии XI в. (1055 г., Син. библ. N№ 43), где под 1 августа указано: "В тот же день погружение (baptisiz) честного Креста. Празднование в те времена еще не было повсеместным: в Мстиславовом Евангелии (до 1177 г.) 1 августа памяти Креста нет. Упоминается этот праздник в месяцеслове Иерусалимского Устава 1298 г. (Син. №456), в греческом месяцеслове 1323 г. из собрания Севастьянова (в Румянцевском музее) и других источниках [20].

В Константинополе издавна существовал обычай освящать воду в первый день каждого месяца (кроме сентября и января) по Уставу, изложенному при Константинопольском Патриархе Фотии. Порядок совершения был следующим: по окончании утрени, вне храма, в присутствии императора, совершалось водоосвящение, а "после водоосвящения идет протопресвитер, а по стопам его архидиакон и протопсалт (primicerius cantorum), если есть, или иной кто равного звания, – архидиакон, неся Крест, а последний – сосуд со святой водой. Император идет навстречу. Протопресвитер, взяв Крест от архидиакона, подносит его к устам императора и говорит молитву. Император целует Крест, а окружающие поют многолетия" [5].

Благочестивый придворный византийский обычай освящать воду в первый день каждого месяца был унаследован Православной Русью и положил начало водоосвящению 1 августа. Что же касается выноса Креста, совершаемого в этот день, то и этот обычай берет свое начало от давнего церковного чина Византии. Император Константин Багрянородный (912-959) описывает в книге "О церемониях византийского двора" (De ceremoniis aulae Byzantinae, lib. II, cap. VIII) ежегодный обычай в первую половину августа совершать крестные ходы по городу и окроплять святой водой все лежащее на пути, – в предотвращение всяких бедствий. Он говорит, что в предшествующее 1 августа воскресенье, на утрени, выносился честной Крест и полагался в придворном храме святого первомученика Стефана для благоговейного поклонения. "В двадцать же восьмой день июлия месяца начинается обхождение города и освящение всякого места и всякого дома сего богохранимого и царствующего града, даже и самых стен, чтобы и самый город, и все окрестности его исполнились благодати и освящения, и это обхождение продолжается до 13 дня августа месяца". В этот день честной Крест снова полагался на свое место в скевофилакии (ризнице). И вынос креста, и крестный ход сопровождались песнопениями и другими торжественными действиями [5].

В греческом часослове 1897 г. содержится такое объяснение происхождения праздника: по причине болезней, весьма часто бывавших в августе, издревле утвердился в Константинополе обычай износить честное Древо Креста на дороги и улицы для освящения мест и в отвращение болезней. Накануне (31 июля) износили Крест из царской сокровищницы и полагали на святой трапезе Великой церкви. С настоящего дня и до Успения Богородицы, творя литии по всему городу, предлагали его потом народу для поклонения. Это и есть "предысхождение" (proodoz) честнаго Креста [20].

14 августа Крест опять возвращался в царские палаты. Греческий пролог конца XIII в. ("стишный") в этот день указывает: "Внесение Креста в палату". То, что обычай изношения Древа из царских палат в Софийский собор пред 1 августа существовал уже в IX в., видно не только из указанных выше источников (месяцеслова и Евангелия), но и по канону на предпразднство Креста 31 июля, написанного именно по этому случаю, ибо он начинается словами: Крест предгрядый Божественный. Его составление приписывается Георгию, епископу Амастридскому, жившему в VIII в. и дважды бывавшему в Царьграде.

Поскольку в "обряднике" Х в. императора Константина (De ceremoniis) подробно изложены правила, когда выносить Крест из палаты пред 1 августа, – в зависимости от того, на какой день недели приходится 1 августа, эти колебания достигали восьми дней, – а в месяцесловах и прологах празднования Кресту 1 августа в те времена не указывалось, становится ясным, что это был местный праздник Великой церкви. Служба Кресту совершалась только в Софийском соборе и во время крестных ходов по улицам Константинополя; в других церквах и монастырях ее не было [20].

В греческой минее XII в. (Син. N№ 450), составленной по Иерусалимскому уставу, 1 августа после службы Маккавеям указан только чин малого освящения воды; из местного Софийского священнодействие этого дня постепенно в XII - XIII вв. сделалось общим, причем в связи с распространением Иерусалимского Устава. Служба Кресту этого дня была составлена из разнородных элементов: кондак и тропарь взяты из древней службы на 14 сентября; в греческой минее канон Иосифа был первоначально составлен, вероятно, также на Воздвижение, ибо в нем ничего не говорится ни о Софии, ни о царских палатах, ни о крестных ходах. На Руси до конца XIV - начала XV вв. в минеях Студийского устава, употреблявшихся с XI в., никакой службы Кресту ни 31 июля, ни 1 августа не было [20].

С введением Иерусалимского Устава в XIV-XV вв. в наших минеях появляются службы Кресту и Всемилостивому Спасу (о втором праздновании скажем ниже). Канон Кресту, хотя и не содержит прямых указаний на происхождение празднуемого события, отмечает особенности праздника (Крест изнесен для поклонения; его действием подаются благодатные исцеления): Крест Твой, Господи, освятися, в нем бо бывают исцеления немощным во гресех (седален по 3 песни); Подымем с радостию преблаженный Крест, в церквах и градех сей предложенный, и поклонимся (песнь 5); Яко светильник светел в церквах днесь, и в храмех и градех, Крест предлежащь видяще… (песнь 6); Спасительному Древу поклонимся, Кресту пресвятому... предлежащь видяще, источающь нам освящение и жизнь (песнь 7).

Константинопольский обычай совершать крестные ходы по городу в преднесении Креста, заранее приготовленного и вынесенного для общего поклонения, известный под именем "происхождения" или "предысхождения", т. е. "шествия впереди" честных Древ Креста, на Руси сохранился только в форме выноса Креста на середину храма на утрени для общего поклонения и малого освящения воды (иногда с крестным ходом на водные источники), приуроченного лишь к одному дню – 1 августа. Отметим, что предание именно к этой дате относит Крещение Руси: в одном рукописном сборнике Синодальной библиотеки (N№ 323, л. 365) говорится: Крестися князь великий Владимир Киевский и вся Русь августа 1 [5].

Вынос Креста из алтаря 1 августа на утрени на середину храма в XVI в. уже совершался в том же порядке, как и 14 сентября; совершалось при этом и малое освящение воды, после которого пели стихиры на поклонение Животворящему Кресту.

В некоторых монастырях в этот день после утрени совершался крестный ход на воду; во время пути пели тропарь "Спаси, Господи, люди Твоя…" В Кирилловской обители на утрени этого дня после выхода и возгласа диакона "Премудрость, прости", при пении "Спаси, Господи…", священник полагал Крест на аналой и кадил его, а затем брал его на голову и шел на реку. При пении стихиры "Твоих даров" крестный ход возвращался в обитель, где певчие пели "Таин еси Богородице рай" и "Снеди ради" (пение задостойника Воздвижения еще раз свидетельствует о том, что многое в чинопоследовании "Происхожденьева дня" заимствовано из службы 14 сентября). По возвращении в храм канонарх читал стихиры на целование Креста, при этом священнослужители и миряне лобызали Животворящий Крест, а игумен окроплял их святой водой [5].

Остановимся подробнее на том, как совершалось празднование 1 августа на Руси в XVI-XVII вв., именно в это время оно отличалось особой торжественностью.

Вот как праздновали Происхождение честных Древ Креста Господня в Москве при царе Алексее Михайловиче. Накануне праздника, то есть в канун Спасова заговенья, вечером 31 июля, "с Евдокимова дня на Происхожденьев", государь выезжал в Симонов монастырь, где слушал вечерню, а в сам праздник стоял заутреню. Напротив Симонова монастыря на Москве-реке устраивалась иордань, как в день Богоявления. Над водой сооружали сень на четырех столбах с карнизом, которая расписывалась и увенчивалась золотым крестом. По углам иордани изображались святые евангелисты, внутри нее – апостолы и святители. Иорданская сень украшалась цветами, листьями, изображениями птиц, а около нее устраивались два места: для государя, в виде круглого пятиглавого храма, и для патриарха. Эти места расписывались и украшались резьбой, отгораживались позолоченной решеткой; помост вокруг них застилали алым сукном. В назначенное время, под колокольный звон государь выходил на воду, окруженный боярами и служилыми людьми, для торжественного освящения воды.

После прочтения молитв и погружения Креста в воду государь с боярами опускался в иордань, возложив при этом на обычное выездное платье святые Кресты с мощами – золотые, унизанные драгоценными камнями. Один из Крестов принадлежал первому Московскому Митрополиту святителю Петру, другим благословила царя Алексея его бабка инокиня Марфа Ивановна. Переодевшись под "сенью" в сухое платье, царь прикладывался к Кресту и принимал патриаршее благословение. Духовенство освященной "иорданской" водой кропило войска и знамена, а желающим разливалась святая вода. Два серебряных сосуда с этой водой отправлялись в царский дворец.

После чина водоосвящения устраивались народные гуляния. В Москве сходились гулять около Симонова монастыря, а в Новгороде к празднику была приурочена Спасская "праздницкая": народное гуляние, происходившее на островке около крепостных "происхожденских" (или водяных) ворот, получивших свое название оттого, что через эти ворота проходил крестный ход на реку Волхов.

Не только в городах, но и в селах России бывало торжественное вынесение Креста, совершался крестный ход к водоемам (рекам, озерам, прудам) и источникам воды (колодцам), где происходили молебны и освящение воды, отсюда народное название праздника: "Спас на воде", или Спас Водный (Мокрый). После водосвятия принято было купаться: "На Спаса купаться – незамоленные грехи простятся". Кроме людей ниже по течению купали лошадей, а пастухи пригоняли с пастбищ домашнюю скотину и загоняли ее в реку, для того чтобы защитить животных от заразных болезней [18].

В Зарайском уезде на луг, расположенный близ реки Осетр, мальчики-подростки пригоняли лошадей с окрестных приходов. Лошадей выстраивали в две или три линии, оставляя проход между ними, и ожидали прихода крестного хода с хоругвями и иконами. По окончании молебна и освящения воды священник в сопровождении причетника проходил по рядам лошадей и кропил их святой водой из кандеи. В некоторых местах лошадей водой не кропили, а перегоняли вплавь через реку, в которой вода предварительно освящалась.

Именовался Первый Спас и "медовым", так как в этот день пчеловоды в первых вырезанных сотах носили освящать в церковь мед. После обедни и водоосвящения священник освящал мед нового урожая, и только после этого его разрешалось есть. Часть освященного меда ("попова доля") оставалась в церкви, затем угощали причт, сирот и нищих: "На Первый Спас и нищий медку попробует!" [18].

Мы уже упоминали, что с введением Иерусалимского Устава в наших минеях появляется 1 августа празднование не только Кресту, но и Всемилостивому Спасу. В прологах XIV-XV вв. можно найти русское сказание об утверждении этого празднества. В нем говорится, что празднование было установлено Константинопольским Патриархом Лукой и Киевским Митрополитом Константином в память знамений, бывших от трех святынь – Креста Христова, Владимирской иконы Богоматери и образа Спаса. Знамения произошли во время победы византийского императора Мануила над сарацинами, а также русского благоверного князя Андрея Боголюбского над волжскими болгарами в походе 1164 г. В обоих случаях противник был разбит и обращен в бегство, а от святых икон, находившихся среди войск, исходили чудесные лучи, осенявшие полки. Греческий царь и русский князь обменялись сообщениями об одержанных победах и о чудесном сиянии, исходившем от святых икон. В честь этого и был установлен праздник.

Но обратимся к Типикону: ведь связанные с "Происхожденьевым днем" обряды, при всей своей торжественности, относятся скорее не к литургике, а к этнографии.

Современный Типикон на 1 августа – "Происхождение честных Древ, честнаго и Животворящаго Креста" – ограничивается кратким указанием: "О Кресте чина изношения на престол зри септемврия в 14 день". Последование "чина изношения" Креста на престол общеизвестно: священник из "сосудохранительницы" переносит на блюде Крест "со благовонными васильки" на жертвенник; после малой вечерни при пении тропаря и кондака Крест переносится на престол, "на евангельское место", и перед ним возжигается свеча.

Достаточно подробны указания Типикона и о дальнейшем чинопоследовании: на утрени в конце великого славословия облаченный во все священные одежды настоятель износит Крест "до среды церкви пред святыя Царския двери: тамо убо уготовану аналогию, полагает верху его честной Крест, и кадит крестообразно. Таже творит поклоны три до земли, в койлибо буди день, и взем честной Крест со благовонными васильками, на подножие Креста обложенными, станет пред аналогием зря к востоком".

Обратим внимание на упоминаемые дважды "благовонные васильки". Типикон имеет в виду не всем известные полевые цветы васильки (Centaurea cyanus) и не "василок" (кропило), а "благовонное кропление" (греч. rantizein – кропить, rainein – осыпать цветами). Впрочем, издавна Крест убирали венком из цветов, в том числе и из полевых васильков.

Прямых указаний на совершение 1 августа чина воздвижения Креста (положенного 14 сентября в соборных храмах) Типикон не дает, точию поклонение Кресту, якоже указано в неделю 3-ю святых постов (зри). Соответствующие указания в неделю 3-ю Великого поста о поклонении Кресту гласят: "И приходит иерей нося честной Крест, пред святыя двери, и тамо уготовану четвероножцу, полагается верху его честной Крест; и отверз хранильницу, кадит крестообразно от четырех стран. И абие поем тропарь, глас 6: Кресту Твоему покланяемся: трижды. Таже поют и ликове велегласно трижды. И начинают покланятися, аще во обители игумен, или ин первенствуяй во священных. Такожде и прочии священницы, покланяющеся пред честным Крестом, дважды; целуют же прежде старейший, и по целовании паки покланяются единожды".

Чин поклонения Кресту можно представить по изображениям, которые можно найти в византийских богослужебных книгах XI в. В иллюстрациях Менология при Лекционарии в Ватиканской библиотеке (gr. 1156, fol. 248v) есть изображение обряда, развернутого до четырех сцен, который завершал службы Кресту в константинопольской Софии, совершаемые несколько раз в году. На этих миниатюрах изображен покрытый тканью стол, квадратный в плане, на котором лежит Крест. Стол, согласно указаниям Типикона Великой церкви (Софии Константинопольской), устанавливался перед открытым алтарем; перед столом поставлялся большой подсвечник со свечой. На миниатюрах возле стола изображены епископ (в святительском облачении, с нимбом) и диакон. Верующие миряне, в обычной одежде того времени, совершают перед Крестом земной поклон (в литературе он именуется proskynesis, от греческого proskunew – падать ниц, кланяться), а затем, стоя и склонившись, целуют Крест. Так, вероятно, совершалось поклонение Кресту во время богослужения в Византии после VII Вселенского Собора. Стол мог дополняться подставкой с наклонной плоскостью, в современной богослужебной практике это аналой с наклонной верхней крышкой. Таким же двухчастным актом, то есть за поклоном перед аналоем с Крестом с последующим целованием Креста, является чин поклонения Кресту перед раскрытыми Царскими вратами в современной церковной практике [10].

В настоящее время трудно указать древнее греческое название стола, на котором, согласно византийским миниатюрам XI в., выкладывали для поклонения не только чтимые иконы, Крест, но и другие святыни, например, вериги апостола Петра. Известен текст завещания (1436 г.) работавшего на Крите константинопольского художника Ангелоса, где подобная подставка в храме, на которую выкладывались праздничные иконы, названа analogian, что близко к "аналою" в соответствующих русских текстах. Драгоценную ткань для analogian'а тот же источник называет podas (то же, что padea). Из других византийских текстов известно слово proskynetarion, то есть подставка под предмет поклонения, но употребление этого слова более широкое: оно означало и подставку под почитаемые иконы, выделенные в храме также киворием [10].

Из древнерусских источников известно, что "налой" (аналой) использовался не только для возложения Креста в чине праздничного поклонения, но, например, в чине венчания на царство, причем рядом с Крестом размещались и другие реликвии: "Посреди церкви поставиша налои, а на нем положиша шапку Мономахову да бармы" (чин венчания великого князя Дмитрия Иоанновича, 1498 г.); "Около того налоя, на нем же стоит святый Крест и святыя бармы" (чин венчания царя Федора Иоанновича, 1584 г.).

Фото: www.obraz.org
Материал с сайта:www.mepar.ru

Окончание статьи


Крест Христов
Автор: Протоиерей Борис Балашов
Бог дал нам не только дар жизни. В эти пасхальные дни мы говорим о том, что Бог даровал нам бессмертие, даровал вечную радость в Царстве Небесном. И вот здесь происходит с людьми трагедия не менее страшная, чем самоубийство.



Поучение в день Воздвижения Креста Господня
Автор: Св. прав. Иоанн Кронштадтский
Братия и сестры о Господе! Пред нами ныне крест нашего Спасителя. Вспомним и представим, как можем живее, распятого за нас Господа славы, и прольем слезы о грехах своих, которыми мы ежедневно распинаем своего Господа; прольем слезы о непослушании нашем Спасителю своему, о своем земном и вещественном мудровании и пренебрежении небесным, о многоразличных наших житейских пристрастиях, о недостатке любви к Богу и ближнему, о своем самолюбии и всех прочих страстях, от него происходящих, о нашем празднолюбии, лености и от всего сердца со слезами скажем: Господи, помилуй нас!




Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Духовное просвещение | Добавил: pravklin (04.08.2013) | Автор: Епископ Балашихинский Николай
Просмотров: 2159
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск






Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2018 Яндекс.Метрика