Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

Семья: готовимся к Пасхе
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Пятница, 01.07.2022, 02:13 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события
Пеший поход
«Дорога в Лавру»


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Семь-я

Семья: готовимся к Пасхе

Автор: Наталья Куликова

Свой рассказ о традициях подготовки к празднованию Пасхи в нашей семье я хочу начать издалека и здесь не буду делиться рецептами куличей и пасхальных сценариев: хочу обратить внимание немного на другие, но, как мне кажется, очень важные моменты.

Семья: готовимся к Пасхе

К сожалению, у меня, как и у многих детей, выросших в советское время и в перестроечную эпоху, не было в детстве такого праздника - Пасхи. Ну, то есть о самом празднике, может быть, и слышали, даже яйца красили, покупали весенние кексы-куличи - вкусные, сдобные, с изюмом и орешками сверху, - но самого-то Праздника праздников и Торжества из торжеств не было!

Однако мне несказанно повезло. У меня была старенькая прабабушка. Звали ее Александра, баба Шура. Жили мы все вместе, большой семьей: бабушка, дедушка, прабабушка, мои мама с папой и младший братик. Когда брат родился, меня поселили в комнате с бабушками, и вообще с родителями я общалась, пожалуй, даже меньше, чем с бабушками. Может, именно поэтому многое впитывала именно от них - тот самый старинный, старомодный дух, что сохранялся в том, еще дореволюционном, поколении.

Прабабушка была верующей всегда. Она пронесла свою простую крестьянскую веру через коллективизацию, раскулачивание, войну, послевоенную разруху… Я помню бабу Шуру уже после 80-ти лет, всегда старенькую, всегда в платочке. В комнате у нас висела в углу старинная икона Спасителя в серебряном окладе и еще несколько икон, которые кто-то ей отдал, и она бережно их хранила. Перед иконами была устроена подвесная лампада. Лампаду сделал дедушка. Мастер был - золотые руки. Он был неверующим, но не отказал своей теще в малой радости - перед иконами всегда теплился огонек. Огонек этой самодельной лампады из стеклянного стаканчика, должно быть, запал мне в самое сердце, а потом, со временем, начал разгораться. Так разгорается вера в душе человека, если в детстве хоть малая искорка попала в душу ребенка (это я к тому, насколько важны детские впечатления: все хорошее и плохое закладывается в детстве). Прабабушка ходила в храм - в церковь, которая у нас в народе называется "Кулич и Пасха", потому что по своей форме колокольня напоминает пасху (тогда я еще не знала, что есть такое пасхальное блюдо), а церковь - кулич. Это Свято-Троицкий храм на проспекте Обуховской обороны. От нас надо было ехать на трамвае или на автобусе, а раньше, когда трамвай и автобус еще не ездили по этому маршруту, баба Шура ходила пешком - очень даже не близкое расстояние! В этой церкви меня крестили, и туда я с бабой Шурой ходила, когда уже подросла. Прабабушка всегда посещала храм на всенощную (это я теперь знаю, что на всенощную). По утрам, на Литургию, она ходила реже (а может, я этого не помню: в воскресенье утром все спали, баба Шура могла тихо уйти и тихо прийти домой, а я могла и не заметить).

О Пасхе в нашем доме знали, всегда красили яйца луковой шелухой, баба Шура приветствовала нас после пасхальной службы: "Христос Воскресе!" Я знала, что отвечать надо: "Воистину Воскресе!" - видимо, от прабабушки и знала. Вторая моя бабушка, прабабушкина дочка, в храм не ходила - сначала по молодости, потому что стеснялась, да и незачем, вроде, особо, а потом уже и не могла: инвалидом стала и вообще из дома не выходила. В Бога, правда, верила, по крайней мере, никогда не отрицала, а в конце жизни единственной книгой, которую она читала, был молитвослов - это я уже ей покупала, а у прабабушки был старый, дореволюционный (я, маленькая хулиганка, его испортила - со злости кинула на пол, он и рассыпался; представляю, каково прабабушке было, но она терпела…).

Мама моя Бога тоже не отрицала, верила в душе. Она и до сих пор так же верит.

По-настоящему неверующими были дедушка и папа: они себя называли атеистами, смеялись над старой дремучей бабкой. Тем не менее никто не запрещал ни ей самой ходить в храм, ни меня с собой иногда брать. Я могла спокойно читать книжки - у бабы Шуры был и молитвослов, и Евангелие дореволюционного издания. А еще была небольшая книжка - Закон Божий для малышей: тоже дореволюционное издание, кажется, для начального класса гимназии. Мне очень нравилось его изучать - я представляла себе, что учусь где-то в гимназии и делаю задания. Даже тетрадочку завела себе отдельную… Но вернемся к разговору о Пасхе.

К Пасхе готовились. Баба Шура постничала одна. Она была уже старенькая и себе не готовила, так что практически ее пост состоял в булке и сладком чае, иногда - картошка с квашеной капустой, луком и постным маслом. Больше никто пост не соблюдал.

За неделю до Пасхи, в Вербное воскресенье, баба Шура приносила освященную вербу из церкви. Букетик вербы всегда стоял прикрепленный к иконам в ее молитвенном уголке.

Перед Пасхой в Чистый четверг красили яйца луковой шелухой. Меня всегда привлекали к этому процессу - было интересно наблюдать, как яичко из белого становится темно-красным. Луковую шелуху копили все 40 дней поста, потом насыпали ее в большую кастрюлю, наливали воды и прямо туда клали сырые яйца. Так и варились они в луковой шелухе, а потом в ней же и остывали. Яйца получались темно-красные, почти коричневые, ровно окрашенные.

Куличи не пекли, а покупали весенние кексы, которые появлялись в продаже перед Пасхой. Бабушка Шура ходила освящать эти кексы и яйца в субботу. Ходила она и на ночную службу. Утром разговлялась яичком, поздравляла нас всех с праздником: "Христос Воскресе!" Я научилась отвечать: "Воистину Воскресе!"

Из храма баба Шура приносила светлую пасхальную радость. Она ощущалась почти физически. В доме вроде бы и нет праздника в его обычном понимании, когда все собираются за столом, едят и пьют, а все равно чувствуется: праздник. Мне так хотелось, чтобы в доме праздновали Пасху! Я понимала интуитивно, что праздновать Пасху надо не так как все другие, обычные праздники - день рождения или Новый год, - а по-особому, потому что и Праздник этот особенный, чудесный. Я тогда еще не понимала, что Пасха - это самый главный праздник, Торжество из Торжеств, что Воскресение Христово - это смысл нашей веры, нашей жизни. А у нас в день Пасхи съели по яичку, кексов весенних наелись - и все. Оставалась какая-то пустота...

Со временем стала появляться православная литература. Помню, мне было лет 13, когда я увидела в книжном и попросила купить перекидной православный календарь. Он очень меня заинтересовал: там были приведены высказывания Святых Отцов, написано, когда какие праздники, давались рецепты куличей. Очень мне нравился этот календарь! И я решила, что на празднике Пасхи должен быть настоящий кулич, сделанный собственными руками. И вот первый мой кулич был испечен по рецепту из этого календаря: ставила на ночь опару, утром замешивала все, как подобало. Получилось вкусно, только чуть-чуть не пропеклось: не было подходящей формы, я пекла в ковшике, в котором варили кашу. Потом каждый год я старалась печь куличи методом проб и ошибок. Я очень любила печь, поэтому мне всегда разрешали творить на кухне. Помню, как искала изюм для кулича, ведь его не так просто было купить в то время. Ездила специально на автобусе за ним в магазин далеко от нашего дома. Как сейчас помню, лет 14 мне было.

В тот же год я решила обязательно освятить свои куличи. Поехала в храм вместе с одной одноклассницей. Освящали на улице, на столах. Холодно было, мы очень замерзли, но настроение было радостное, совершалось что-то необычное, радостное, праздничное. Но на следующий день, в Светлое Воскресенье опять все как всегда - поели, попили… снова пустота.

Потом я много раз также пекла куличи и даже ездила их освящать. Баба Шура уже умерла, не дожив до 90 лет полгода.

Когда я вышла замуж и стала жить своей семьей, отдельно, то решила воплощать свое желание праздновать Пасху в жизнь - пекла куличи, собирала стол, звала гостей. В то время, хотя я и ходила в церковь периодически: помолиться, свечку поставить, записки подать - на самом деле была от нее далека.

Но все-таки сильна была закваска, Господь не оставил, и с рождением сыночка стала я все больше и больше приходить к Богу - информации стало много, познакомилась со многими православными мамами, которые делились опытом, собранным по крупицам. Мало кто воспитывался в православных семьях, традиции были утрачены. Приходилось и нам все восстанавливать по книгам.

Но все советы и чужой опыт нужно, прежде чем применять к своей семье и детям, пропускать через свое сердце, учитывать особенности характера своих домочадцев. Абсолютно точно могу сказать, что нельзя заставить праздновать Пасху! Светлая пасхальная радость не передается насильственным путем. Нельзя сказать своим родственникам, мужу, друзьям, которые еще не пришли к вере: "Завтра Пасха, будете радоваться вместе со мной! А не будете радоваться, это очень плохо!" Или еще лучше: "…тогда пойду радоваться в другое место!"

Пасхальная радость приходит незаметно, тихо, ненавязчиво. Она должна исходить из самого сердца. Можно приготовить шикарный пасхальный стол по всем правилам, а пасхальной радости все же не будет.

Настоящая Пасха - это встреча с воскресшим Спасителем. А для этого душа наша должна воскреснуть. Но сначала ей надо умереть. Вся подготовка к Пасхе, весь Великий пост должно происходить постепенное умирание - умереть должны жадность, себялюбие, злоба, гордыня и все то, что мешает нам идти ко Христу. В результате душа должна воскреснуть - обновленная, оживотворенная жертвенной любовью.

Конечно, это все в идеале, так должно быть, но это долгий путь, который в нашей юдоли плача кажется недостижимым. Однако наша задача и состоит в стремлении всецело облечься во Христа, который и есть эта всеобъемлющая жертвенная любовь.

Только тогда можно прочувствовать и понять праздник Пасхи Христовой, когда свет этой любви хотя бы чуть-чуть коснется нашей души.

"Надо других обрадовать, тогда и сам радость получишь", - эти слова русского писателя Бориса Шергина из его дневниковых записей как нельзя лучше иллюстрируют то, как надо готовиться к празднику Пасхи и самим, и с детками.

Как это осуществлять практически? Тут можно дать массу разных советов. Вариантов применения своих сил и талантов может быть великое множество, например, делать подарки родным и близким, а особенно тем, кто в этом нуждается. Возможностей узнать таких людей и сделать для них что-то хорошее сейчас масса, например, через Интернет, да и просто можно оглянуться по сторонам и поздравить одинокую бабушку-соседку.

Наша задача - научиться жертвовать своим свободным временем, своими удовольствиями ради Христа и ради других людей и научить этому своих детей. А поскольку мы сами этого толком не умеем, то нужно учиться вместе. Главное - личный пример и искреннее желание "других обрадовать" не для галочки, не потому, что так надо или так принято. А нужно захотеть всей душой, так, чтобы желание это шло от самого сердца, стало образом жизни.

Традиции же празднования Пасхи в каждой семье могут быть свои. У нас в семье, например, как таковых традиций еще и нет, мы каждый раз добавляем что-то новое. Во-первых, детки растут, а во-вторых, сами растем и меняемся, от внешнего к внутреннему. В позапрошлом году были на пасхальном спектакле, в прошлом году поздравляли бабушек из дома престарелых, в этом году готовим подарки деткам-инвалидам - печем и расписываем пряники, а еще обязательно пойдем звонить в колокола и христославить (петь пасхальные песни) по знакомым.

И главное здесь не количество, не то, сколько разных мероприятий вы с детьми посетите или организуете сами, а качество, отношение, с которым вы все это делаете. При подготовке к Пасхе не должно быть никакой суеты. Если во время упаковки подарков или выпекания куличей вы вдруг срываетесь на детях, которые что-то сломали или опрокинули, то есть ли смысл во всех подобных приготовлениях? Лучше сделать меньше, но так, чтобы у всех деток остались самые светлые воспоминания о празднике в семье.

Не случайно я начала издалека, с детских воспоминаний - детские впечатления самые сильные. Именно тогда закладываются самые основы, дается закваска будущего мировосприятия. И если воздух в вашем доме будет напоен тихой пасхальной радостью, она непременно коснется тонких струн в душе ребенка, и он и спустя годы будет слышать радостное песнопение праздника: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав" и сможет передать пасхальную радость другим людям, своим детям и внукам. В этом и состоит самая главная традиция празднования Пасхи.

Наталья Куликова, мама двух детей,
преподаватель воскресной школы церкви св. вмч. Пантелеимона
г. Пушкин Ленинградской обл.

Фото: Инна Руннова

Пасха В ожидании чудаПасха. В ожидании чуда
Автор: Антонина Лазорцева
В современной круговерти житейских дел многое может показаться недостижимым. Работа, детский сад, школа, дом, секции-кружки и так без конца... Но если мы действительно хотим подарить ребёнку пасхальную радость, то время и возможности обязательно найдутся



Вышитое бархатное яичко к ПасхеМастер-класс: вышитое бархатное яичко к Пасхе
Автор: Наталья Куликова
Подарки родным к Пасхе. Делаем вместе с детьми




Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Семь-я | Добавил: Pravklin (13.04.2013) | Автор: Наталья Куликова
Просмотров: 3609
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2022 Яндекс.Метрика