Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Двенадцать Евангелий
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Вторник, 20.11.2018, 18:17 | RSS
 
Форма входа


Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Литература, искусство

Двенадцать Евангелий

Автор: В.А. Никифоров-Волгин

До начала 90-х годов прошлого века имя замечательного русского писателя Василия Акимовича Никифорова-Волгина (1901–1941) практически не было известно в России. Его произведения были запрещены, ведь писатель был расстрелян в 1941 году как враг народа. Только с началом перестройки стали издаваться его прекрасные книги – очень светлые, теплые, трогательные и глубоко православные по духу. Сегодня мы публикуем фрагмент рассказа Никифорова-Волгина, посвященного богослужению Великого Четверга, – детские воспоминания автора, жившего тогда в Тверской губернии, за несколько лет до Первой мировой войны.

Страстной Четверг, художник Н. Пимоненко

…Начиналось чтение двенадцати Евангелий. Посередине церкви стояло высокое распятие. Перед ним – аналой. Я встал около креста, и голова Спасителя в терновом венце показалась особенно измученной. По складам читаю славянские письмена у подножия креста: «Той язвен бысть за грехи наша и мучен бысть за беззакония наша».

Я вспомнил, как Он благословлял детей, как спас женщину от избиения камнями, как плакал в саду Гефсиманском, всеми оставленный, – и в глазах моих засумерничало, и так хотелось уйти в монастырь... После ектении, в которой трогали слова: «О плавающих, путешествующих, недугующих и страждущих Господу помолимся, – на клиросе запели, как бы одним рыданием: Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся...»

У всех зажглись свечи, и лица людей стали похожими на иконы при лампадном свете – световидные и милостивые.

Из алтаря по широким унывным разливам четвергового тропаря вынесли тяжелое, в черном бархате Евангелие и положили на аналой перед распятием. Все стало затаенным и слушающим.

С неутомимой скорбью был положен «начал» чтения первого Евангелия: «Слава страстем Твоим, Господи». Евангелие длинное-длинное, но слушаешь его без тяготы, глубоко вдыхая в себя дыхание и скорбь Христовых слов. Свеча в руке становится теплой и нежной. В ее огоньке тоже – живое и настороженное.

Во время каждения читались слова, как бы от имени Самого Христа: «Людие Мои, что сотворих вам, или чим вам стужих? Слепцы ваша просветих, прокаженныя очистих, мужа суща на одре возставих. Людие Мои, что сотворих вам? И что Ми воздасте? За манну желчь; за воду оцет; за еже любити Мя, ко кресту Мя пригвоздисте».

В этот вечер, до содрогания близко, видел, как взяли Его воины, как судили, бичевали, распинали и как Он прощался с Матерью.

Слава долготерпению Твоему, Гос­поди.

После восьмого Евангелия три лучших певца в нашем городе встали в нарядных синих кафтанах перед распятием и запели «светилен»: «Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи; и мене Древом Крестным просвети и спаси мя».

С огоньками свечей вышли из церкви в ночь. Навстречу тоже огни – идут из других церквей. Под ногами хрустит лед, гудит особенный предпасхальный ветер, все церкви трезвонят, с реки доносится ледяной треск, и на черном небе, таком просторном и божественно мощном, много звезд.

– Может быть, и там... кончили читать двенадцать Евангелий, и все святые несут четверговые свечи в небесные свои горенки?



Тайная ВечеряО Великом четвертке
Всенощная накануне Великого четверга посвящена Тайной Вечере, за которой Спаситель, повелев, чтобы Пасха Нового Завета вкушалась в память Его Самого, Его Тела и Его Крови, пролитой во отпущение грехов, установил Таинство Евхаристии. В богослужении этого дня вспоминается также предательство Иуды



С верою и любовию да приступимС верою и любовию да приступим...
Автор: Д. Анохин
Насколько часто причащались православные христиане в Советском Союзе? Какое место Таинство Евхаристии занимало в религиозной практике и в самой жизни людей, рискнувших сохранить свою верность Христу? На вопросы корреспондента "Журнала Московской Патриархии" отвечает автор исследования на эту тему старший научный сотрудник Центра истории религии и Церкви Института всеобщей истории Российской академии наук А.Л. Беглов




Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Литература, искусство | Добавил: pravklin (28.04.2016) | Автор: В.А. Никифоров-Волгин
Просмотров: 599
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск






Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2018 Яндекс.Метрика