Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

Моя Пасха 1943 года
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Воскресенье, 05.12.2021, 02:07 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Рождественский пост
Рождественский пост
28 ноября - 6 января
Рождественский пост



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Семь-я

Моя Пасха 1943 года

Я родился в посёлке Кислотный, расположенном неподалёку от Перми. Своё название посёлок приобрёл благодаря близости суперфосфатного завода, на котором работал мой папа. Мы не были коренными жителями Урала: отец приехал сюда с западной Украины. Он уроженец села Юрковцы, Каменец-Подольского района Винницкой области.

В нашем роду богатых не было: мой дед был холопом у панов, и когда пришла революция, он остался без работы. Как большинство Павлюков, с этих пор он трудился на железной дороге, стал обходчиком. У него был дом при железной дороге, хозяйство, держали корову. В семье родилось 9 детей, двое из них умерли. Имена братьев помню, если перечислять по старшинству: Ефим, Иван (отец), Владимир и Михаил. Сёстры - Ганна, Мария, а как третью зовут, я уже забыл. С Ганной я встречался, она живёт в Молдавии, часть родственников сейчас в Румынии, по ту сторону Днестра - так получилось после разделения государств. В нашей родне все были далеки от политики, честно трудились, были порядочными людьми. Интересно, что Михаил был крещён Иосифом, но в 30-е годы сменил имя, оно ему было неприятно.

В 1916 году, когда Иван подрос, он переехал "на Кислотный". Ему тогда было около семнадцати лет. Здесь он проработал до 1945 года, женился на местной девушке.

Моя мама в юности

У него огромный послужной список, он не воевал, так как был очень опытным специалистом, нужным в тылу. Бывал в командировках, но жили всё это время в основном здесь, я из Кислотного ушёл на фронт.

Я, курсант военно-инженерного училища, г. Златоуст, сентябрь 1941 года

Я родился в 1923, и меня успели окрестить. Дело в том, что мама ходила в церковь, когда жила со своими родителями в Добрянке, там есть один храм - до сих пор стоит, - который вообще не закрывался, старушки ходили туда и в 30-е годы. Но в 1924 году папа вступил в партию, и в нашей семье эта тема была закрыта.

 

Мой отец, 1920 год

 

Я был невоцерковлённым, к Богу не обращался и помощи не ждал даже в самых сложных ситуациях на фронте. Но чувство, что Господь и Ангел Хранитель меня оберегают, возникло у меня в день Пасхи 1943 года. Тогда я, по сути, впервые в жизни переступил порог храма.

Было это в станице Константиновка Ростовской области. Закончилась Сталинградская битва, немцы отступали, линия фронта протянулась по реке Миус. Наша Первая пантонно-мостовая бригада попала в окружение после переправы через Дон и Волгу. Мы потеряли очень много техники, и в Константиновке бригада формировалась фактически заново.

Меня назначили военным комендантом Константиновского района. Огромная ответственность. Представьте себе: пацан девятнадцати лет, младший лейтенант, воображуля... И это - военный комендант прифронтового района?

Нужно было следить за порядком, соблюдать режим светомаскировки. С 22 часов до 6 утра действовал комендантский час. Нарушителей, после проверки документов, мы обычно направляли на разгрузку барж в порту.

И вот, незадолго до Пасхи, приходит ко мне староста с письмом от настоятеля местного храма, где батюшка просит разрешения служить ночную службу, отменить для прихожан в этот день комендантский час.

С начальником гарнизона мне связаться не удалось, нужно было принять решение на свой страх и риск. И я отправился к батюшке - идти было недалеко, а меня будто вело что-то. Зашёл в храм, снял фуражку - в кино видел, что так делают, - с батюшкой поговорил и разрешил, не мог отказать.

После войны, г. Брест, 1945 год

Так вот, всё то, что я увидел в храме, произвело на меня сильное впечатление. После этого я почувствовал, что у меня есть защита, есть связь не только с этим, но и с каким-то особенным другим миром. Это чувство не покидало меня всю войну, не оставляет и до сих пор…

Беседовала Юлия Павлюк


Когда беда грозит моему близкому - я должен встать на его защиту
Автор: Ирина Филиппова
В телепередаче "Дорога к храму" мы вспоминаем о том, как начиналась Великая Отечественная война. Наш корреспондент беседует с настоятелем Троицкого храма с. Новощапово протоиереем Алексием Усковым и прихожанами храма.

 


 

Война. Мои воспоминания
Автор: Елена Кислова
Я в 1966 году стал настоятелем Скорбященской церкви, заменил протоиерея Александра Смирнова – он уже был старенький. Однажды во время беседы я спросил его: «Как было во время войны?» Он рассказал случай, который с ним произошел. «Я, – говорит, – из Белавино, куда меня вызвали для отпевания, возвращался в Клин. Было очень холодно, мороз градусов 40. Я был в валенках. Стоит немец-часовой, подзывает к себе: “Патер, дай мне валенки, мне стоять холодно, а тебе – сапоги мои”. И оружием грозит. Так и забрал мои валенки…»

 


 

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Семь-я | Добавил: Pravklin (24.06.2015) | Автор: Юлия Павлюк
Просмотров: 2123
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2021 Яндекс.Метрика