Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Композитор А.Л. Ведель: к 250-летию со дня рождения
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Среда, 13.12.2017, 23:21 | RSS
 
Форма входа


Рождественский пост
Рождественский пост
28 ноября - 6 января
Рождественский пост



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Литература, искусство

Композитор А.Л. Ведель: к 250-летию со дня рождения

Автор: священник Анатолий Трушин

Имя Артемия Лукьяновича Веделя известно не только священнослужителям и клирошанам, но и практически каждому православному человеку. О его жизненном пути биографических данных до наших дней дошло очень мало. Те же крупицы, что нам известны, создают много путаницы не только в датах его рождения и смерти, но также и в других обстоятельствах жизни. Однако, можно с уверенностью сказать, что его талант произвел, да и до сих пор производит огромное влияние на сердца и умы молящихся в храмах.

Сочинения Артемия Лукьяновича Веделя долгое время не печатались, но активно распространялись в рукописях, их знали и исполняли. На сегодняшний день известно около 80 музыкальных произведений. Среди них 31 хоровой концерт, 6 трио, в том числе всем известное «Покаяния отверзи ми двери», 2 Литургии Иоанна Златоуста, Всенощное бдение и один светский кант. Василий Петрушевский в исследовании, посвященном музыке Артемия Веделя, писал: «…искренность и непосредственность чувств, отражающаяся в музыке Веделя, всегда подкупала слушателей в ее пользу... огонь зажигается от огня, и искреннее живое чувство всегда находит отклик в душах других людей»1 .

* * *

Артемий Лукьянович Ведель родился около 1767 г. в семье киевского мещанина, известного резчика по дереву и члена Киевского иконописного цеха Лукьяна Власовича. По предположению Игоря Михайловича Соневицкого2 , родители Артемия – Лукьян и Елена были не украинского, а скорее немецкого происхождения, так как настоящей фамилией рода Артемия была Ведельский. Где, когда и по каким причинам она была сокращена до формы «Ведель», теперь определить сложно. Способного к пению Артемия в девятилетнем возрасте отдали на обучение в Киево- Могилянскую академию. Здесь Ведель получил прекрасное гуманитарное образование, в том числе и музыкальное. Юноша чудесно пел, играл на скрипке, поэтому в оркестре исполнял ведущие партии, а его тенор был настоящим украшением Академического хора. В Киево- Могилянской академии он начал сочинять и свои первые музыкальные произведения, дирижировать студенческим хором и оркестром, выступать как солист и скрипач. Однажды его игру услышал московский генерал-губернатор Петр Еропкин и загорелся желанием иметь при себе талантливого музыканта. Вопреки желанию Артемия, его отправили в Москву управлять генеральской капеллой3 . В то время было много различных оркестров и хоров, но коллектив Веделя стал одним из лучших и по художественному уровню уступал лишь Придворной императорской капелле. За пять лет пребывания в Москве Артемий обрел известность и как композитор. Однако его угнетала тоска по Украине. Когда Еропкин умер, Артемий, сославшись на нездоровье, уехал на родину.

Вернувшись в родительский дом в Киеве, Артемий опять руководит хором Киево-Могилянской академии. Он также знакомится с корпусным генералом Андреем Леванидовым, который пригласил его управлять хором. В это же время начинается его военная карьера – генерал производит Артемия в поручика, затем в капитана и делает своим адъютантом. Хор под управлением Веделя быстро стал лучшим в Киеве, и его исполнительскую манеру стали перенимать другие. Для этого же хора он начал писать свои лучшие духовные сочинения. Едва написанные произведения сразу же звучали4 в исполнении корпусного хора, перенимались другими исполнителями5 . Василий Зубовский6 , певчий и ученик Артемия Веделя, вспоминая про этот период жизни своего наставника, писал: «Слыша о глубокой набожности Веделя, генерал Леванидов решил узнать, чем же занимается Артемий Лукьянович в свободное время; для этого он тихонько подошел к его комнате, но услышав его пение и завидев в полуотворенную дверь Веделя, стоявшего перед иконами на коленях, отошел прочь, не желая мешать молитвенному вдохновению благочестивого человека. Независимо от дней воскресных и праздничных, Ведель, как только позволяли ему занятия, непременно являлся на богослужение и становился на клирос, участвуя в пении простых клирошан. Сильное впечатление производила не только сильная вера Веделя, но и его концерты. Например, после исполнения хором в Михайловском монастыре концерта «Доколе, Господи, забудеши мя» к Веделю подошел князь Дашков, который находился тогда в Киеве, снял с себя золотой шарф и подарил композитору, добавив еще 50 червонцев. Был и другой случай: министр юстиции Дмитрий Трощинский заплатил за две полные службы Веделя триста рублей». В 1796 г. генерал Андрей Леванидов стал наместником Харьковским и Воронежским и забрал Веделя с собой в Харьков. Там композитор руководил наместническим хором и оркестром, преподавал музыку и пение в казенном училище. Осенью этого же года на престол вступил император Павел I, и вскоре Леванидову пришлось уйти в отставку, а все хоры и оркестры, которыми он занимался, – ликвидировать. Годом позже капитан Ведель подал в отставку и перешел на службу к новому губернатору Слободско-Украинской губернии Алексею Теплову, который высоко ценил его талант. Теперь Артемий Лукьянович руководил губернской капеллой и учил музыке детей в казенном училище. Его ученики занимали первые места в придворных капеллах Петербурга, Москвы, столичных митрополичьих хорах. Однако композитора был удручен упадком культурной жизни в Харькове. Был закрыт городской театр, по распоряжению Павла I значительно сокращены полковые роговые и симфонические оркестры, полностью ликвидированы военные хоры. Но наиболее гнетущее впечатление на Веделя произвел царский указ 1797 г. о запрете петь в церквах хоровые концерты, написанные не на литургические тексты. Вскоре Ведель оставил и педагогическую работу в Казенном училище7 . В январе 1799 г. он стал послушником Киево-Печерской лавры, собираясь с течением времени принять постриг. Священник Петр Турчанинов, посещая своего друга, заметил в нем перемены: «лицо было изможденным, заросло бородой, взгляд «загадочный, горящий», выглядел он одиноким и разочарованным человеком». Ведель рассказывал Турчанинову и о своих «видениях и откровениях», однако тот почти ничего не понял, кроме того, что композитор собирался вскоре покинуть лавру, ибо здесь его только и учат, что «есть, пить и спать». Вопреки своим духовным поискам и чаяниям, Ведель, не обнаружив в Лавре душевного покоя, начал юродствовать8 . Летом того же года его арестовали9 и, объявив сумасшедшим, увезли в Инвалидный дом при Кирилловском монастыре. Разрешение на это испросили у императора, который приказал композитора содержать «пристойным образом, но не давать ему ни пера, ни бумаги, ни чернил». Произведения композитора были полностью запрещены к исполнению, печатанию и распространению. Имя запретили упоминать в музыкальной литературе и лекциях по истории музыки. И так на протяжении девяти лет… Лишь перед смертью друзьям и отцу удалось забрать Веделя домой10. По сведениям любимого ученика и близкого друга Артемия Лукьяновича протоиерея Петра Турчанинова «… Ведель тихо отошел ко Господу в 1810 году – он стоял и молился в родительском саду, куда вернулся за несколько дней до смерти». В то же время текст метрического акта, записанного в книге Киево-Подольской Борисоглебской церкви под 14 июля 1808 года, гласит: «Умре отставной капитан Артемий Ведель и по христианскому обряду погребен, лет 36, болезнию натуральною. Исповедан и приобщен священником Евфимием Грушинским. Погребен на общем кладбище». Какая информация верна – остается загадкой. В любом случае композитор умер собственной смертью, а не покончил жизнь самоубийством, как полагают некоторые исследователи. Похоронили Артемия Лукьяновича Веделя на Щекавицком кладбище, которое в 1930-х гг. сравняли с землей. Через 100 лет после смерти большого мастера хоровой музыки именно в стенах Киевской духовной академии начался процесс возвращения имени Артемия Веделя и его наследия. Хор академии под руководством всемирно известного украинского хорового дирижера, а тогда и регента хора, Александра Кошица задался целью «…воскресить в академии нашего славного Веделя»11. В мае 1901 г. в Конгрегационном зале Киевской духовной академии состоялась первая лекция, посвященная творчеству Артемия Лукьяновича Веделя. С докладом выступил выдающийся знаток церковного пения и его истории, регент хора академии, исследователь жизни и творчества Веделя Василий Григорьевич Петрушевский. Тогда же сообщением о своих наблюдениях над благотворным и полезным влиянием музыки Артемия Лукьяновича на слушателей выступил известный психолог Иван Алексеевич Сикорский (письменное изложение выступления, к сожалению, не сохранилось). Протоиерей Василий Металлов следующими словами характеризовал творчество Артемия Веделя: «В духовно-музыкальных сочинениях Веделя как непосредственного преемника итальянской школы преобладает элемент мелодический, ариозный, где поочередно выдаются и блещут своей красотой отдельные голосовые партии и ходы, отдельные мелодические фигуры и обороты, в ущерб гармонической полноте, самостоятельности и разнообразию ведения других, сопровождающих мелодию голосов. Его собственная заслуга, в сравнении с предшественниками, та, что он стремился согласовать музыку с текстом, его религиозному молитвенному содержанию стремился подыскать соответствующие движения мелодии, – описать или иллюстрировать текст музыкой. Музыка Веделя отличается, пусть и при полном подчинении господствовавшему тогда «итальянскому» стилю, глубокой искренностью, вниманием к молитвенному тексту и возвышенной сентиментальностью. Несмотря на многочисленные запреты свыше и очень долгое – до конца XIX в. – полное отсутствие публикаций, некоторые его сочинения (прежде всего трио «Покаяния отверзи ми двери» и ирмосы Пасхи) стали едва ли не обязательной частью репертуара многих церковных хоров и остаются таковыми и сейчас».

* * *

 По свидетельствам современников, Артемий Лукьянович знал наизусть все псалмы, очень любил их петь – на эти тексты Ведель написал значительное количество произведений. Артемий был первым композитором, который пытался иллюстрировать текст музыкой, органически их соединить, воспроизвести в мелодии молитвенное настроение и содержание. Все это производило значительное впечатление на современников композитора. Поэтому понятно, почему, невзирая на полнейший запрет исполнять и печатать произведения Веделя, они распространялись в рукописях, их знали и исполняли. Однако такой своеобразный «подпольный путь» распространения сочинений композитора создал несколько проблем для исследователей его творческого наследия. Многие песнопения были не просто утрачены, но и сильно искажены. Возник огромный массив рукописных источников с многочисленными и неравнозначными редакциями и вариантами музыкальных текстов. Во многих случаях даже невозможно установить точное авторство, поэтому до сих пор существует вероятность ошибочной атрибуции некоторых произведений12.

Источник: www.mepar.ru

 

  1. Труды Киевской духовной академии, 1901.
  2. Доподлинно не известны точные даты ни рождения, ни кончина Артемия Лукьяновича. По одной из версий, композитор умер в киевском инвалидном доме в 1806 г.; по другой – Ведель скончался в 1810 г. в доме своих родителей, куда вернулся за несколько дней до смерти и (по свидетельству протоиерея Петра Турчанинова) тихо отошел во время молитвы, стоя на коленях в садике у дома. Однако существует еще и третья версия, согласно которой Ведель умер 14 июля 1808 г.
  3. Игорь Михайлович Соневицкий (2 января 1926 – 23 декабря 2006) – украинский музыкальный исследователь, композитор и дирижер.
  4. Очевидно, слава о музыкальном таланте Веделя распространилась далеко за пределами Академии, поскольку уже спустя год по завершении обучения Киевский митрополит Самуил рекомендует Артемия на место руководителя капеллы генерал-губернатора Москвы Петра Еропкина (до 1790 г.), а после его отставки – Александра Прозоровского. Эти капеллы по художественному уровню и значению занимали в империи выдающееся место вслед за Придворной императорской капеллой. То есть уже тогда талант Веделя был признан музыкальными кругами и получил высокую оценку. Формально Ведель был зачислен на службу и получал зарплату на строительстве в Кремле помещения «присутственных мест» (с 17 марта 1788 г. по 27 мая 1791 г.), впоследствии он числился подканцеляристом в штате VI Депутатского Сената (с 28 мая 1791 г. до 1 декабря 1792 г.). Во время пятилетнего пребывания в Москве композитор имел возможность познакомиться с музыкальной культурой России и Западной Европы. 1 декабря 1792 г. по личной просьбе он освобожден в чине канцеляриста Сената.
  5. Протоиерей Петр Турчанинов описывал огромное впечатление, которое произвело на него исполнение с участи- ем автора концерта Веделя «В молитвах неусыпающу Богородицу»: «В нем все силы тенора, и петь его нужно с таким чувством и вкусом, как пел Ведель. Он сам и все слушатели обливались слезами. Когда он пел, что-то небесное, невыразимое было в его глазах».
  6.  Юный Турчанинов, который пел тогда в хоре генерала Леванидова, так вспоминает о своем первом знакомстве с Веделем: «Мы спели старинный концерт Рачинского «Возлюблю Тя, Господи», в котором есть соло тенору. И как Ведель запел, то генерал и все присутствовавшие восхищены были до небес. Я же забыл, где нахожусь, а только слушал и восхищался небесным пением Веделя».
  7. Воспоминания Василия Зубовского, впоследствии иеромонаха Киево-Печерской лавры Варлаама, особенно цены для нас, так как фактически все сведения о жизни Артемия Лукьяновича Веделя были написаны им в рукописи, переданной в 1843 году русскому православному мыслителю, церковному историку, публицисту, писателю, журналисту, издателю, поэту, искусствоведу, церковному композитору и дирижеру Виктору Аскоченскому. В одном из таких воспоминаний мы узнаем, что «Ведель был красив собою и прекрасно сложен, особенно поразительны были глаза его, светившиеся каким-то особенным огнем. Нравом был тих, кроток, приветлив и всему предпочитал уединение. Последнее обстоятельство было причиною того, что школьные товарищи почитали его «духовидцем» и подходили к нему с некоторою боязнию. Молитва не сходила с уст Веделя: что бы он ни делал, куда бы ни шел, всегда шептал про себя Псалтирь, который знал наизусть, и часто заливался слезами, декламируя нараспев вдохновенные песни Царя-псалмопевца. Ведель превосходно играл на скрипке и был первым солистом в оркестре академическом. Управляя хором, он никогда не сердился, и вывести его из терпения не было никакой возможности; ошибку он встречал улыбкою и ласково поправлял ее. В дни Великого Поста Ведель иногда выходил петь один: да исправится молитва моя, импровизируя музыку удивительным образом. Сказывают, что в эти минуты лицо его как бы просветлялось и слезы ручьем лились из глаз его. В разговорах он был весьма умерен; больше молчал и почти всегда бывал задумчив. Любимым развлечением его было пение священных гимнов и кантов, бывших в общем употреблении между студентами Академии».
  8. Поле творческой деятельности композитора неустанно сужалось. Безысходность, душевное переутомление приводят Артемия Веделя в августе 1798 г. в Киев, в родительский дом. Родной город встречает его той же враждебной, преисполненной тревоги атмосферой казарменных порядков, которая угнетала его в Харькове. В ноябре появляются два хоровых концерта, в которых отображено внутреннее состояние Веделя – состояние отчаяния, тревожного предчувствия. В письме к священнику Петру Турчанинову Ведель пишет: «…я недавно сделал два концерта весьма сильные: «Боже, законопреступницы воссташа» и «Ко Господу всегда скорбити, воззвах», кои и были спеты в Братском и Софийском соборах. Весьма я недоволен, что они меня не могли тронуть, ибо ничего того не могли выразить, что там изображено… Я не знаю, что мне делать. Мне кажется, что меня Бог совсем оставил… я крайне неустроен в моей участи».
  9. Многим казалось, что он живет не так, как «нужно людям». Жить в Москве – не захотел, хоть и был красив собой, но избегал женского общества. Имея достаточно денег – раздавал их, не оставляя себе ничего. Существовало и существует много попыток объяснить такое поведение Артемия Веделя: безумие, сектантство, политическая неблагонадежность, но протоиерей Петр Турчанинов, в частности, был убежден, что юродство Артемий взял на себя добровольно, как подвиг веры.
  10. По одной из версий, композитора попросили написать кантату на встречу великого князя Константина Павловича, но вместо музыкального произведения Ведель принес письмо неизвестного содержания на имя императора. По другой – в Академии нашли книгу, на полях которой были написаны слова, оскорблявшие царскую семью, а митрополит Иерофей (Малицкий) признал почерк в книге почерком Веделя и объявил его сумасшедшим. Многие исследователи считают дело «капитана Веделя» сфальсифицированным, а самого композитора ясновидцем, предусмотревшим смерть императора Павла І, тогда как, по мнению историка Л.Е. Махновца, причиной надписи в книге о смерти императора было обострение психической болезни.
  11. После свержения Павла его преемник император Александр I несколько раз получал прошение об освобождении Артёма Луьяновича «под надзор семьи». Рассмотрев вопрос, император наложил резолюцию: «Оставить в нынешнем полонении».
  12. Почти все хоровые концерты Артемия Веделя были спеты хором Академии, пока им дирижировал Александр Кошиц.
  13. К примеру, несколько лет назад концерт «Помилуй мя Боже» ошибочно приписывали Артемию Веделю, в то время как настоящим композитором его является Степан Аникиевич Дегтярев.

Композитор А. В. Никольский. Часть 1
Автор: Диакон Анатолий Трушин Он действовал целенаправленно, заранее составлял темы и планы песнопений, которые надо было впоследствии изучать. Так же он подробно расписал весь репертуар к каждой службе, чтобы каждое песнопение подходило друг к другу характером.

 


 

Композитор В.И. Ребиков: к 150-летию со дня рождения
Автор: Священник Анатолий Трушин
Вся жизнь Владимира Ивановича была наполнена служением музыке. Его наследие довольно обширно и может быть в целом отмечено в трех основных жанровых ответвлениях – фортепианное, вокальное и сценическое

 


 

 

 

 

Перепечатка в Интернете разрешена только при условии наличия активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при условии указания источника и автора публикации.


Категория: Литература, искусство | Добавил: jula (01.03.2017)
Просмотров: 362
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск




Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2017 Яндекс.Метрика