Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

О чем я буду жалеть, если сбудутся худшие прогнозы
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Суббота, 11.07.2020, 21:09 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Петров пост
Петров пост
15 июня - 11 июля
Петров пост



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Семь-я

О чем я буду жалеть, если сбудутся худшие прогнозы

Автор: Ксения Гринькова

Когда-то коллега философ (не только по духу, но и по филфаку МГУ) любил провоцировать нас гипотетическими вопросами в духе: а что вы будете делать, если узнаете, что через три дня настанет конец света? И мы удивленно отвечали: вообще-то делать в таком случае что-либо уже бессмысленно, если, конечно, ты не верующий, который сразу побежит в храм. На это вопрошающий бурно восклицал: ну как же?! неужели вам никогда не хотелось, например, угнать шикарный автомобиль? или совершить что-нибудь запретное, но заманчивое, ведь тебе за это ничего не будет? Нет, нам не хотелось. Обе стороны упорно не понимали друг друга, как я не понимала: зачем подобные гипотезы строить?


За семейным столом. Художник: Исаак Батюков

 

Но вот настал тот момент, когда мне самой закрался в голову подобный вопрос. Скажу сразу: я – существо, не склонное к панике. Даже наоборот: любые глобальные изменения доходят до меня долго, и принимаю на веру я их не сразу. Видимо, таким образом мозг защищает психику от разных ударов судьбы. Но массовая тревога по поводу «коронованного» кем-то вируса заставила задуматься и меня. Стоя в еще открытом храме, перед началом еще совершающегося общего соборования я с обеих сторон слышала перешептывания пожилых людей о последних сводках с медицинского фронта. Храмовые бабушки шушукались о возможном конце света и сбывающихся пророчествах. Знакомые священники в соцсетях опровергали эти слухи. Но скрыться ото всей этой информации не было теперь никакой возможности.

И я попыталась представить себе худшие варианты развития событий.

Я могу заразиться вирусом (могу и не заразиться) и умереть (хотя могу и вылечиться). Пока не очень страшно. У каждого человека есть свой опыт ситуаций, когда Господь спасал на волосок от гибели, потому что твое время еще не пришло. И у меня такие моменты были, и я их хорошо помню. Если Господь решит забрать меня именно сейчас и именно таким способом, значит, просто пришел мой земной срок. А способ для того, кто уже переступил черту между мирами, – вообще дело десятое.

Допустим, может заболеть и умереть кто-то из моих близких. И, значит, для них тоже придет свой срок. Но в этом варианте мне будет тем более горько, чем менее любви и заботы я успею им оказать. Любой человек становится ближе и дороже при мысли, что ты можешь его потерять. Тем паче человек родной и любимый. Моя совесть подсказывает, что я люблю своих любимых не на сто процентов возможностей моего сердца. В лучшем случае – на пятьдесят. И здесь бессмысленно оправдываться: мол, на сто процентов никто любить не может. Можем, если захотим, хотя бы на семьдесят-восемьдесят «своих» процентов, не кем-то продиктованных, а своим сердцем чувствуемых.

Еще можно представить разные худшие сценарии: безработицу, голод, бандитизм и войну. Мой мозг тут же выдвинул в противовес такой аргумент: если Господь не заберет тебя и тут – придется выживать. И прочитанные истории новомучеников, участников блокады, войн и лагерей мне в помощь. Кого Он не забирает сразу, тем даются силы. А любые испытания всегда конечны.

Наконец, возможно, действительно скоро наступит конец вообще всему, а не лично мне. Ну и что? Как сказал один батюшка в период моего неофитства и страха из всяких брошюр перед «ИНН, знаками и числами»: для нас с тобой конец света может наступить в любой момент. По сути, личная смерть каждого человека – это уже конец этого света для него. Но даже при всеобщем конце буду ли я жалеть о том, что в этот трудный период я променяла одиночество, к которому призывал апостол Павел, на семью? О том, что я достаточно поздно вышла замуж и успела пожить с мужем всего несколько лет? О том, что моему единственному ребенку исполнится только два года? Нет, я буду благодарить Бога, что успела в одиннадцатый час немного познать любовь.

Ни о путешествиях в страны, где я никогда не была и, возможно, уже не побываю. Ни об одежде и украшениях, которые у меня были и есть и которые теперь некуда носить. Ни о балах и танцах, музеях и театрах, где я была и куда только собиралась… Ни о чем из этого не стоит жалеть. Мир снял свою корону, и мы увидели, что король-то голый. И беспомощный. Гибнущий без любви и нуждающийся в нашей заботе в лице стариков и больных. Которым она нужна не только во время эпидемий.

Жалеть я буду только о том, что часто спорила и ссорилась с долгожданным мужем. Что раздражалась и не всегда находила время на ребенка. Что ребенок всего один, и я, возможно, больше родить не успею. И еще что не успела стать сестрой милосердия и мало замечала страдающих людей рядом. Только о той любви, которую недодала. Но, к счастью, этот ресурс, в отличие от золота, нефти и валюты, доступен всем и всегда с нами. Господь дает нам время для восполнения недостатка в своем сердце и своем доме. Самоизоляция и Великий пост для этого подходят идеально.

Провожая мужа на работу, теперь понимаю, что каждая встреча может быть последней. Пусть на время (какое? – никто не знает), но ругаться с ним уже не хочется. Сидя дома с ребенком, лишенная своих подработок, проектов и творчества (да, творчество – оно всегда со мной, как и компьютер, но в такое тревожное время душа творить отказывается) – я учусь находить радость в днях, проведенных вместе с растущим человечком. С мамой, которой в нашем бешеном ритме так мало доставалось внимания. В телефонных разговорах с братом, запертым на карантине, и с отцом, который по этой же причине не может увидеть внучку.

Признаюсь вам: за последние десять лет я так и не научилась хотеть угнать крутой автомобиль и кутнуть последние три дня жизни по полной. Зато начала учиться любви, и, слава Богу, у нас еще есть для этого время.

 

Источник: pravoslavie.ru


Устремимся ко Христу! (видеообращение протоиерея Бориса Балашова)
Не будем унывать! (проповедь священника Михаила Хайрутдинова)

 

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Семь-я | Добавил: jula (08.04.2020)
Просмотров: 243
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2020 Яндекс.Метрика