Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

О приеме паломников и экскурсантов в Троице-Сергиевой лавре в начале XX в.
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Суббота, 17.11.2018, 12:13 | RSS
 
Форма входа


Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Церковь и общество

О приеме паломников и экскурсантов в Троице-Сергиевой лавре в начале XX в.

Автор: Ж.А. Курбатова, ст. науч. сотр. Музея-заповедника «Зарайский Кремль»

Фото: www.stsl.ru

Документы фонда Троице-Сергиевой лавры (в РГАДА) в начале XX века определяют группы прибывающих в монастырь как паломников или экскурсантов. Архивное дело, в котором собрано множество документов об интересующей нас теме, имеет соответствующий заголовок: «О приеме паломников и экскурсантов».

Паломники приезжают не просто поклониться мощам преподобного Сергия, но и для осмотра храмов и вообще территории Троице-Сергиевой обители. Не так давно паломников встречали молебнами и раздачами, чаще всего, недорогих икон «Явление Богоматери преподобному Сергию». Теперь монашествующие и послушники проводят экскурсии по монастырю.

Прибывавшие в Троице-Сергиеву лавру заблаговременно писали письма, а в них просили о ночлеге на определенное число дней и выражали просьбу об осмотре святынь и храмов. В каком-то роде это архивное дело напоминает документы РГАДА, в которых настоятели храмов Московской и Владимирской епархии просили лавру о том, чтобы их посетила икона прп. Сергия. Их сходство в том, что они носили «деловой» характер – в тех и других высказывались вполне определенные просьбы; близки также годы их написания.

В 1909 году в церковной прессе появились статьи о приеме паломников в лавре, в которых затрагивались и некоторые «недочеты»: указывалось, что в отдельных случаях паломники из числа детей не получали кров из-за многолюдства1. В итоге, руководство лавры в лице ее настоятеля архимандрита Товия (Цымбала) отвечало в буквальном смысле словом и делом на эту публикацию.

Писались ответные письма «в редакцию», а паломники призывались к тому, чтобы заблаговременно, за 2–3 дня «извещали лавру о времени прибытия», с тем «чтобы помещения были для них задержаны (приготовлены. – К.Ж.2. Вскоре эти извещения стали адресоваться как Духовному собору, так и отдельным лицам из старшей братии. Вся переписка собиралась в особое дело «О паломниках»3. Что касается письма в редакцию, лавра в нем вполне определенно высказалась о том, что для нее составляет сущность паломничества: «Целью паломничества лавра считает возможно подробное ознакомление со святынями и с историческими памятниками, а не обстановочную часть паломничеств, которая своими внешними эффектами заслоняет в памяти детей самую сущность паломничества, заменяя ее воспоминаниями о прогулках, угощениях, играх и прочих подробностях чисто придаточного характера, с идеей паломничества ничего общего не имеющими»4. И, нужно сказать, по документам этого года как раз видно, что ни одной из групп паломников не было отказано в гостеприимстве, а вернувшись, они присылали в лавру исключительно благодарственные, теплые письма.

Таким образом, мы имеем большое количество «паломнических» материалов в документах за этот 1909 год, они ярко отражают деятельность лавры в этом направлении, и именно документы этого года, как наиболее показательные, мы и рассмотрим в этой статье.

Троице-Сергиева лавра всегда была традиционным местом паломничества. В начале XX века появились разные синонимы для обозначения понятия «паломники», такое, например, как «экскурсанты» – так были названы в документе учащиеся начального Горкинского училища, что в городе Александров. Вышеупомянутые «горкинские» ученики просили о ночлеге и пользовались общими экскурсиями, а также осматривали святыни лавры5. «Путешественники» – еще одно определение для групп паломников.

Так назвал свою паломническую группу инспектор Одесских епархиального училища и гимназии Николай Матвеев6. Воспитанники «Учительной гимназии» в местечке Коростышеве Киевской губернии названы своим директором «экскурсантами-паломниками»7.

А учитель Алексей Остроумов писал в лавру, что ученики Сокольнического мужского городского начального училища прибудут «на богомолье»8. Таким образом, в отношении посещения лавры приезжавшие пользовались различными выражениями: от старинного «богомолье» до новейшего «экскурсия».

Кто и в каком количестве приезжал в лавру в качестве паломников? В основном, если судить по документам, паломники прибывали в Троицкую обитель большими группами, редко менее 25 человек. Это были учащиеся различных учебных заведений, «курсов», а также воспитанники исправительных колоний. Из Александро-Мариинского училища Московского Мещанского общества приезжало 90 воспитанниц9. Конечно, небольшие группы паломников, как и прежде, посещали в лавру, но поскольку частным лицам было легче устраиваться, документы не отражают их переписки перед приездом: те, видимо, также просили ночлега «по примеру прежних лет», но уже непосредственно в гостинице. Интересно, что редко встречается, чтобы духовенство храмов приезжало с«приходом»: священник Тихонравов «из села Ш-во Александровского уезда» собирался прибыть «со школой и прихожанами»10. Из Петровско-Александровского пансиона-приюта воспитанники ехали, разделившись на две группы по 30 человек11. У всех подобных групп были «провожатые» в количестве от двух до шести человек: так, с учащимися из Красносельской церковно-приходской школы Юрьевского уезда Владимирской губернии провожатых было 6 человек12.

В какое время церковного года лавра ожидала наибольшее число паломников? Откуда они прибывали? Приезжали в течение всего года, но в основном летом и после Пасхи или в другие каникулярные дни. Так, на второй и третий день Пасхи 1909 года в лавру прибыли учащиеся Пречистенских вечерних классов (курсов) для рабочих «в количестве 50 человек», причем из-за наплыва народа обитель была согласна принять этих паломников только на третий день после Пасхи. Те же самые учащиеся прибыли в лавру «на первый день Рождества Христова»13. Когда учащиеся «от шести школ» из Юрьев-Польского уезда собирались весной в лавру, то наблюдатель этих школ священник Троицкий заверял Лавру, что ученики приедут отдельными группами и «не в Троицу» (не в праздник. – К.Ж.)14. Приезжали со всей России, в основном из Московской15 и Владимирской губерний, а также из Петербурга, Ярославля, Ростова, Киева, Харькова, Одессы и даже Эстляндии. Материальная, «рабочая» сторона приема паломников состояла в том, что их размещали и кормили обедом. Паломники обедали «от братского стола», а ночевали в Странноприимном доме16. Как правило, паломники просили о заселении на одни – двое суток, что говорит о намерении более или менее подробно осмотреть святыни. Изредка поступали просьбы о том, чтобы помещение было предоставлено на несколько часов «для дневного отдыха» – например, такова была просьба учащихся Заиконоспасского духовного училища17. Преподаватель рисования Ярославского реального училища Алексей Александрович Романовский приехал с 25 учениками «в целях образовательной экскурсии» и просил о помещении для остановки; комната этой группе было предоставлена «не более, чем на 3 дня»18. Начальство детской Абрамцевской колонии для своей группы из 20 детей и 3 взрослых просило две комнаты вместо одной19. Надзирательница Долгоруковской школы просила письмом об обеде для учеников: они были поселены в Странноприимном доме, и им выдан «обед №1»20.

Иногда в письмах встречаются просьбы о бесплатном расселении и обедах: учеников Грузинского городского училища в Москве на Таганке, 2-го Московского реального училища на Новой Басманной просили приютить безвозмездно21. За полгода с 1 января по 30 июня 1909 г. бесплатным «продовольствием» лавры пользовались 3782, и бесплатным ночлегом 2221 человек22.

Как встречали паломников Троице-Сергиевой обители? Можно сказать, что отношение, тактика к прибывающим в Троице-Сергиеву лавру в начале XX века несколько меняется. Прием ученых, студентов, занимавшихся церковной историей, археологией, культурой, – отдельная задача руководства лавры.
21 марта 1909 году прибыли в лавру учащиеся Училища живописи, ваяния и зодчества, «слушавшие курс церковной археологии». Директор училища просил наместника отца Товию «не отказать по примеру прежних лет» в осмотре церквей, ризницы и митрополичьих покоев, и просит его оказать содействие в осмотре «со стороны лиц, в ведении коих находятся означенные здания»23. Но и школьники, и студенты нередко удостаивались личного внимания наместника, например, летом этого года ученицы Голофтеевской школы для рукодельниц «в подробностях осмотрели лавру», и отец Товий пообщался с воспитанницами24. Школьникам раздавали Троицкие листки, а воспитанникам средних учебных заведений – брошюрки25. В Москве и лавре широко праздновалась память свтт. Кирилла и Мефодия, так что торжества продолжались чуть ли не месяц: в отдельные дни этого периода число детей из паломников достигало 40026.

В 1909 году вышло новое распоряжение наместника лавры от 22 марта о «сопровождении паломников по лавре и для дачи им объяснений при поклонении святыням и при осмотре достопримечательностей». Для этого было избрано три послушника: Димитрий Жидков, Павел Козьмин и Макарий Крамаренко. Для «сопровождения лиц, не владеющих русским языком», был назначен послушник Александр Рустицкий. «Другим лицам» было запрещено вождение экскурсий, даже под предлогом знакомства.

И – «никто не должен предлагать своих услуг, а должны… ожидать, пока их услуги потребуются». Ученики Императорского технического общества и вечерней школы «К. Тиль и Компания» благодарили за прием, в частности, за помощь «проводника послушника Макария: который… умело и толково рассказывал о достопримечательности дорогой нам Троице-Сергиевой лавры». И далее тут же: «Вы умело назначили послушника Макария в проводники, который может всякого заинтересовать своим знанием св. обители… Доказательством сему служит глубокая печаль, с которой дети собирались в обратный путь…»27

Для чего приезжали паломники? Воспитанницы московского епархиального женского Мариинского училища приезжали в лавру «для поклонения ее святыням»28. Инспектор Одесских епархиального училища и гимназии писал в письме, что они желали осмотреть «достопримечательности»29. Руководство Коростышевской учительской семинарии планировало вместе с учениками провести «научную экскурсию» по Москве, Петербургу и окрестностям, в числе которых была и лавра30.

Паломницы из Одесского епархиального женского училища интересовались ризницей31. А 95 «выпускных воспитанниц» Филаретовского училища готовились возложить на мощи преподобного покров, а на гробницу митрополита Филарета, основателя их училища, – сулок и посох собственной работы32.

Сестры Иверской общины Красного Креста перед экзаменом приехали «поблагодарить Господа и Его преподобнаго за помощь в их двухлетнем искусе»33. Иногда паломники доверительно делились с руководством лавры всей паломнической программой. Воспитанницы Сущевского женского городского училища желали «отстоять обедню» в лавре и затем посетить Черниговский скит34. Учащиеся «Сергиевского братства» помимо лавры собирались «на поклонение Московским чудотворцам»35.

Таким образом, все запланированные паломничества включали в себя определенные черты: «приход» к мощам преподобного Сергия, внимательное, осознанное знакомство со святынями. Это вызывало у паломников чувства благодарности, и оно изливалось в словах признательности: Одесское епархиальное училище благодарило лавру «за теплый прием»36. Благодарственные письма имели официальный характер, но за ними проглядывают настоящие теплые чувства. «…христианское гостеприимство лавры оставило неизгладимое впечатление на всех нас и особенно на детей, посетивших впервые сии святые места» – писали из Сиротского приюта имени императора Александра II37. Заметное письмо написал Оболешев Николай Николаевич, ставший непосредственно перед тем (с 28 декабря 1908 года) командиром 221-го пехотного резервного Троице-Сергиевого полка: «Русские православные воины искони почитают святые обители. С молитвой в сердце и на устах вступают они в преддверие святой обители и с таким же благоговением уходят из нее… И да будет сие посещение воинскими чинами… всегдашним свидетельством духовного общения русского православного воинства и русского православного монашества, какое всегда было им присуще». Военные просили о молебне «перед ракой прп. Сергия, всегда помогающего полку служить верой и правдой царю и Отечеству»38.

Прием паломников в Троице-Сергиевой лавре в начале XX века стал не только привычным делом, но и приобрел конкретные черты. Паломники заранее планировали свой приезд в Троицкую обитель, а монастырь, в свою очередь, ожидал появления определенных групп. Паломники Лавры имели свое лицо: это по преимуществу учащиеся различных учебных заведений, некоторые из которых писали о благочестивых мотивах своего приезда. Многие из них приезжали вновь и вновь, рассчитывая на «прежний теплый прием».

Фото: www.stsl.ru

Материал подготовлен Щелковским благочинием


 

1 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524 (1909 г.). Л. 115–116, 113–114. Статья опубликована в Московских Церковных Ведомостях, №№ 51–52.
2 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 63, 71, 72, 67.
3 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 85.
4 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 115, 115 об.
5 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 12, 12 об.
6 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 13, 13 об., 16, 17.
7 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 22.
8 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 94 об.
9 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 36.
10 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 98.
11 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 47.
12 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 92.
13 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 3, 3 об., 55.
14 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 80.
15 Например, РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 96.
16 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 113, 76.
17 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 46, 27, 27 об.
18 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. 1909 г. Л. 7.
19 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 23.
20 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 8.
21 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 78, 74, а также л. 84 (из другой школы).
22 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 105.
23 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 2. (1909 год).
24 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 37.
25 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 113 об.
26 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 114.
27 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 34, 34 об., а также л. 44.
28 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 14.
29 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 13, 13 об., 16, 17.
30 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 62.
31 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 91.
32 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 11.
33 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 99.
34 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 88.
35 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 70.
36 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 24.
37 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 44.
38 РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. № 17524. Л. 64, 64 об., 65, 69, 73.

 

Источник: mepar.ru


Святой, постигший тайну Божественной любви (18 июля – память прп. Сергия Радонежского)
Преподобный Сергий Радонежский
Духовное наследие преподобного Сергия Радонежского

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Церковь и общество | Добавил: pravklin (09.10.2018) | Автор: Ж.А. Курбатова
Просмотров: 178
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск






Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2018 Яндекс.Метрика