Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

О романе Бориса Васильева «Александр Невский»
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Понедельник, 18.01.2021, 13:21 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Рождество Христово
Рождество Христово
7 января -
Рождество Христово



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Литература, искусство

О романе Бориса Васильева «Александр Невский»

Автор: cвященник Илия Ничипоров, доктор филол. наук, проф. МГУ, преподаватель КДС, настоятель Михаило-Архангельского храма села Архангельское Красногорского района

 Борис Львович Васильев (1924–2013) – фронтовик, один из классиков военной прозы («А зори здесь тихие», 1967; «В списках не значился», 1974; «Завтра была война», 1984 и др.) – на позднем этапе своего творчества создал цикл произведений о Древней Руси, в число которых вошел роман «Александр Невский» (1997).

Александр Невский с житием, XVI-XVII в.
Источник: icons.pstgu.ru

Не стремясь к последовательному вос­созданию биографии великого князя, писатель предлагает емкое худо­жественное изображение кульминационных вех его судьбы, граней его менявшейся личности в контексте обстоятельств духовной и исторической жизни Руси ХIII в.

Романное повествование организовано по кольцевому принципу. В экспозиции 19-летний Александр предстает в общении с отцом – владимирским князем Ярославом Всеволодовичем. К Ярославу, недоумевавшему, «что делать…один на один с бичом Божьим при полном ра­зоре земли моей»1, обращен пытливый «полудетский вопрос сына» о том, «почему люди так жестоко воюют». А в финале, в сцене тягостного объяснения с.причастным к смерти Ярослава братом Сбыславом явлен уже зрелый Невский,  познающий неминуемое для себя столкновение индивидуальных тяготений и государственной необходимости.

В юном Александре, испытывающем свет­лую влюбленность в сестру друга детства, позднее по велению отца вступающем в венчаный брак с дочерью полоцкого князя Брячислава, все более отчетливо просматриваются отрешенность от личных интересов, ибо, по его призна­нию, душа «иным… занята», деятельный анализ парадоксов русской жизни и предчувствие соб­ственной ответственности на Страшном Суде. Его ранние «рыцарские» представления, «по­черпнутые из сочинений Плутарха», овеянное «наивным чувством личной чести» восхищение Александром Македонским постепенно уступают место постижению общественного устрой­ства Великого Новгорода, характера татарской власти над Русью, процесса «медленного, но неуклонного проникновения крестоносцев в При­балтику». Отчасти глазами центрального героя в романе развернута широкая панорама духов­ной жизни Руси в пору усобицы, с тревожными симптомами «двоеверия» и поверхностной христианизации: «Все дружинники, крещеные и некрещеные, не забывали и языческих обря­дов, призывая перед битвой не миролюбивого христианского Бога, а воинственного Перуна древности. Христианство еще не проникло в сельские глубинки, жалось к городам да княже­ским усадьбам, а деревня спокойно обходилась без него, продолжая жить, как жила веками. Ма­ломощная Церковь, не рискуя заниматься широким миссионерством, отыгрывалась в городах, авторитетом своим всячески мешая выдви­жению язычников на должностные места, сколь бы эти язычники ни были умны, самобытны и талантливы. Крещение резко облегчало карьеру, а потому многие и крестились отнюдь не по убеждению, а ради собственной выгоды…»

В композиции романа достигается искус­ное совмещение судьбоносных исторических сцен с решающим присутствием великого кня­зя – частных эпизодов, проливающих свет на невысказанный драматизм его сердечных пере­живаний.

В батальных подробностях автором показа­ны и Невская победа новгородцев над шведами  15 июля 1240 г., и личный поединок князя с зятем шведского короля Биргером, которые увен­чиваются размышлениями Александра о том, что «русские на крови не пируют», его молитвой в Софии Новгородской. В конфликте с новгородским боярством, вынужденном самоуничи­жении в Орде перед Батыем и Сартаком, в ходатайстве перед татарами о том, чтобы «освобо­дить церкви, монастыри и всех священнослужителей от всяческих поборов», – за внешней стремительностью удачливого полководца, «молодого могучего вождя» намечаются нелегкое превозмогание тщеславия и обид, сосредоточенность мысли, поиск согласия разума и чувства и смиренное прозрение сверхличной логики истории: «Я не самовластия ищу, я Русь в пучок со­брать должен…»

Колоритными красками прорисованы в произведении осада Пскова, где ливонские рыцари превратили православный собор в католи­ческий, и особенно битва с ливонцами на льду Чудского озера. Патетика речи и поведения Невского, его торжественное восклицание «Не забу­дут этого ни сыны наши, ни внуки, ни правнуки!», сопровождаемое тем, как он, «сняв боевой шлем, широко перекрестился на темнеющий восток», оттеняют не смягчаемый ратными победами трагизм людских страданий и смертей: «Стон стоял над застывшим Ледовым побо­ищем, точно стонало все огромное Чудское озеро. Страшный, уходящий в небытие стон уми­рающих, истекающих кровью, замерзающих воинов, превратившихся вдруг в беспомощных парнишек, зовущих маму. И слово это витало поверх всего поля сражения в тяжких испарениях отлетающих душ». Скорбное, настоянное на собственном боевом опыте авторское обобщение о том, что «валюта истории – кровь да муки человеческие» находит подкрепление в изображении душевных страданий князя, в его трога­тельном прощании с погибшим Яруном, в наложившейся на все происходящее личной боли от утраты жены.

Творчески обозревая значительный матери­ал древнерусской жизни, автор утверждает «человеческий» взгляд на историю, чуждый отвлеченной сакрализации ее действующих лиц. Так, государственная мудрость Александра Невского как политика и дипломата в общении с новгородцами, Ордой, литовским князем Миндовгом сочетается с его ужасанием от нравственной нечистоты общественно-политических отношений, где «все продается и покупается», и взы­сканием высших, Богом определенных смыслов в исторических путях разных народов и госу­дарств. В восприятии стареющего отца он выглядел «сдержанным, немногословным старшим сыном…вечно занятым своими, не всегда по­нятными отцу мыслями», который как будто поменялся с ним «прожитыми годами». При этом известие о «новообретенном» брате Сбыславе пробуждает в Невском давние раздумья об ир­рациональном течении частной, семейной и государственной жизни, болезненно подтачиваю­щие привычное ему «осознание своей исторической миссии собирателя и спасителя русских земель»: «Перед ним чередой проходили многочисленные младшие братья, любимый Андрей… сложные отношения с татарами, с Миндовгом, с Новгородом, собственной дружиной, но думать сейчас он ни о чем не мог… Он, победитель шве­дов и крестоносцев, князь, удостоенный личного прозвища, умеющий предугадывать события и всегда точно знающий, чего он хочет, был растерян, как парнишка на льдине…»

Необъятный горизонт государственных по­печений Невского – от отношений с Западом и Ордой до забот о Новгороде, воинах, вдовах и сиротах – обнаруживает его аскетическое само­отречение, готовность, вдохновляясь памятью о прапрадеде Владимире Мономахе, «за все теперь отвечать», даже «пойти под венец во имя чисто политических соображений», убедить себя в том, что «мир не в душе нужен, а на Руси». И все же в столь величественном образе автор чутко уловил внутреннюю драму этого, по существу,  одинокого человека, которому поневоле дове­лось «из юности шагнуть во взрослую жизнь, минуя молодость», а потому так проникновенно выведена одна из итоговых в романе сцена встречи Александра с его бывшей первой любовью Марфушей, а ныне инокиней Меланьей, перед которой он доверительно приоткрывает тайны изболевшегося сердца.

Благоверный князь Александр Невский, XVI в.
Источник: icons.pstgu.ru

 

1Текст романа Б.Васильева «Александр Невский» приводится по электронному ресурсу:  URL:https://libking.ru/books/prose-/prose-history/289165-73-boris-vasilev-aleksandr-nevskiy.html#book (дата обращения: 19.09.2020)

 

Источник: mepar.ru


 

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Литература, искусство | Добавил: jula (14.12.2020)
Просмотров: 141
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2021 Яндекс.Метрика