Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

Паломничество вместе с детьми: зачем и как таскать детей по монастырям. Материнские заметки
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Воскресенье, 02.10.2022, 06:15 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Семь-я

Паломничество вместе с детьми: зачем и как таскать детей по монастырям. Материнские заметки

Автор: Анна Сапрыкина

Фото из архива семьи Черепановых

«У меня родственница есть – очень православная. Нет, ну я тоже православная, но нормальная. А у них – все посты, молитвы, и все по монастырям детей таскает. У детей должно быть нормальное детство, а не вот этот весь религиозный фанатизм. Ну вот хочется – сама бы по своим монастырям ездила, а детей-то за что?»

Есть такой чудесный обычай у преподавателей – иногда разговаривать со студентами «просто о жизни». Когда я была студенткой и у меня был всего один малыш (сейчас он сам студент), одна наша преподавательница рассказывала нам об этой самой своей слишком православной родственнице, очень эмоционально задавала вот эти самые вышеприведенные риторические вопросы. Это был филфак МПГУ, преподаватели у нас были очень разные: и люди, хранившие веру с советских времен (например, ученики Алексея Федоровича Лосева), и «простые русские люди», которые, конечно, православные, но «не до такой степени». Та преподавательница, о которой я сейчас вспомнила, перешла «на личное», узнав, что в моей группе дополнительная специализация – «основы православной культуры». С нами, как с «людьми в теме», она делилась своими опасениями насчет «слишком православного воспитания». Спрашивала, собираемся ли мы тоже таскать детей по этим самым монастырям. И правда ли, что это для православных обязательно, и можно ли обойтись без этого всего.

Те слова я запомнила потому, что разговор и правда был горячим. И еще я любила записывать такое «личное» на полях в своих тетрадях и в тот раз тоже записывала. И еще потому, что в то самое время столкнулась с таким же сетованием – но с другой стороны. Ситуация обычная – когда родители в начале девяностых пришли к Церкви, «всё оставили», практически жили «по монастырям», дети учились в заведениях, напоминавших приюты при монастырях. Выросшие во всем этом дети, мои ровесники, оказывались в гуще мiра – окунаясь во все проблемы этого мiра, при этом не получая образования, не представляя, как зарабатывать на жизнь. Я видела эту ситуацию не сверху, не с родительской стороны – а снизу, с детской позиции. В клубке агрессивных или тоскливых гореваний таких детей – как символ: «таскали по монастырям». Но в то самое время я сама, недавно «ребенок из православной семьи», но уже «православная жена и мама», окончательно и по-новому с благодарностью оценила… то самое: родители все мое детство «таскали» меня по монастырям.

В дальнейшем со временем я все больше и глубже убеждалась в том, насколько это важно – бывать вместе с детьми, всей семьей в монастырях, вообще ездить по святым местам. Все это непросто и в тему «посещения монастыря» в любом формате ни в коем случае не упирается. И все же – попробуем разобраться. Авось, этот разбор кому-то пригодится.

Зачем?

Посещение монастыря бывает разным. Можно жить почти как трудники практически при монастыре все лето. Или вообще – просто жить. Можно приехать с экскурсией на пару часов. И это беспредельно разные ситуации. Посмотрим на что-то среднее: приехать пожить всей семьей при монастыре несколько дней. И так делать регулярно, один-два-три раза в год.

Что может быть хорошего в таких поездках?

Погружение в культуру – и православную, и родную русскую. Монастырь – своеобразный концентрат такой культуры. Соединение духовного и материального, исток и плод христианской культуры вообще и в конкретной стране – в частности. «Синтез искусств», по выражению отца Павла Флоренского. Органичное соединение богословия и быта, архитектуры и ландшафта, живописи и музыки, кулинарии и богослужения. Освящение, взаимопроникновение, оживление – возможно, всего, что есть в вероучении, искусстве и в обыкновенной человеческой жизни. Вообще, для того, чтобы считаться образованным и культурным человеком, стоит прикоснуться к этому значимому для всей человеческой цивилизации явлению.

Знакомство с жизнью иноков. Драгоценный опыт – опыт близкого знакомства с иноческой, инаковой жизнью: иные правила, иные отношения. Особенное: буквально жизнь в ритме богослужения. Почти буквальное (по крайней мере, по своей идее) стремление к жизни по слову Божию. В монастыре есть вероятность встретить людей, которые посвятили свою жизнь Богу, которые и правда живут для Бога, ради Бога. Безусловно, к такой жизни призваны все христиане, а не только монахи. Среди семейных или просто не монашествующих людей должны быть и есть подлинные христиане. Но так уже сложилось в последние примерно полторы тысячи лет: монахи – свет нам, мирянам, и пусть не всегда, но по идее, в монастырь уходят люди, для которых заявлена эта жизнь «во Имя Христово».

Увидеть, услышать, на всю жизнь запомнить подобного инока, инокиню – возможность увидеть тот самый свет, который способен и осветлять, и согревать наших детей: и тех детей, которые в будущем послужат Богу в девстве, и тех детей, которые послужат Богу добрым христианским браком. Всего лишь одна такая светлая встреча перечеркнет все будущие неизбежные злые встречи – с несчастными людьми, которые в монашестве или вообще вокруг чего-то церковного ищут удовлетворения тщеславия, сребролюбия, лени и прочих, свойственных живым человекам страстей…

Бывает, добрый монастырь «спасает» православных детей от православных родителей. Знакома мне была семья – православная, многодетная, с тем самым «жестоким обращением с детьми». Искренняя вера невротичных родителей тянула семью поближе к монастырям, одного из детей даже оставили немного пожить в одной обители под присмотром очень мудрого, с детства верующего монаха. И оказалось, что именно этот монастырский опыт показал измученному родителями ребенку непривычное для него христианство – веру, в которой свет, радость, тепло и любовь, все покрывающая. Этот опыт позволил совершиться такой важной и такой редкой вещи – отделению понятия «родители» от понятия «Православие». Невероятно важная тема, о которой стоит помнить: трудно адекватно оценить… собственную адекватность. В частности, поэтому детям бывает хорошо бывать в разных монастырях и разных верующих семьях.

Видение «разного Православия». И плюсы здесь, и минусы, но все это – важно себе представлять. Именно в монастырях можно увидеть, кожей почувствовать относительную ценность многих «обязательных правил». Увидеть разных людей: «святых» и «злобных», просто ласковых и просто строгих, очень странных – и отталкивающих, и притягательных. Я сама еще ребенком именно в монастырях и вокруг них встречала самые разные крайности. Говорила со старцами, с потомками святых, слушала разговоры верующих ученых, врачей и во всех отношениях замечательных людей. И именно в монастырях имела встречи дикие, комичные и по-настоящему страшные: с женщинами, которые «ради Христа» буквально на улицу выбрасывали своих маленьких детей; с мужчинами, которые бросали своих законных жен ради жен новых, «истинно православных», или которые считали сандалии (пятка голая) препятствием к спасению; людей, которые ждали прихода антихриста со дня на день и поэтому ночевали в храме, который должен был вознестись на небо, как только антихрист появится… Люди – удивительные, прекрасные, страшные, живые святые… Все это – монастыри. Прикосновение к святости и… прививка трезвости.

Совместная поездка. Уже не специфически монастырская тема, но все же. Известный теоретический факт из семейной психологии: совместная поездка, путешествие всей семьей невероятно объединяет ее членов. Объединяющая сила таких поездок подтверждается реальными примерами: в жизни всех исследованных мной «замечательных семей» эти самые общесемейные поездки, путешествия были делом регулярным. И по моему личному опыту скажу: сам по себе факт совместного путешествия, планирование поездки и тем более общая молитва – все это правда объединяет и родителей с детьми, и детей между собой. И трудности, моральные и бытовые, – тоже объединяют. И светлое, святое, приключенческое тоже объединяет, оставляет общие воспоминания на всю жизнь.

Как организовать поездку в монастырь вместе с детьми

Как всегда, универсального рецепта здесь быть не может. Просто – опыт разных семей, который, возможно, кому-то пригодится.

Для начала – план. Сорваться с места в карьер тоже дело хорошее, но, вообще, паломничество, как и любое другое путешествие, лучше планировать заранее. Когда я была маленькой, мы ездили повсюду на поездах и общественном транспорте. Я лично была в восторге от этих приключений, хотя моя мама оттирала с помощью водки плацкартные купе и была в ужасе от всей этой антисанитарии. Сейчас в моей семье предпочтительный транспорт – наша большая машина, вернее, микроавтобус. Людей в нашей семье страшное количество, билеты всегда выходят дороже, чем бензин. К тому же все свое легко возить с собой и остановиться можно по дороге – где хочешь. Поэтому мы обычно планируем ехать долго – так, чтобы дорога к пункту назначения сама по себе была интересной, чтобы путь был не ожиданием финала, а приключением. Смотрим, куда будет интересно заехать нам всем. Может быть – искупаться, если это лето. Может быть – посмотреть какой-то город. А еще здорово бывает съехать с трассы в поле и устроить пикник. Так паломничество в монастырь становится кульминацией большой, интересной поездки.

Бывает, кстати, наоборот: паломничество оказывается частью, а не задачей нашего большого путешествия. Так, если мы собираемся в какую-то долгую поездку, то смотрим, где там неподалеку святые места, те же монастыри, и либо заезжаем туда, либо останавливаемся специально там. Однажды в жизни, четыре года тому назад, мы с детьми проехали на машине по шести странам Европы. Это не было паломничеством, это было развлечением. Но спланировали так, чтобы накануне воскресных дней быть около храма или монастыря, ночевали в одном из православных монастырей – чтобы попасть и на всенощную, и на литургию, чтобы немного вжиться в монастырь. Такие вещи позволяют ассоциировать посещение монастыря, храма, святого места с чем-то очень интересным.

Чем заняться в дороге? Здесь, конечно, все зависит от того, на каком транспорте мы путешествуем. Скажу только про автомобиль. Понятное дело, для малышей берем всякие «дорожные» успокаивающие и развлекающие вещи. Для нас и для детей старше младенческого возраста – тоже все тривиально: готовим в дорогу аудиозаписи. По дороге «туда» хорошо слушать что-то о том месте, в которое едем: историю монастыря, жития местных святых. Хотя в нашей семье есть и дети не очень взрослые, мы слушаем обычно не детский вариант таких рассказов. Обычное, не пересказанное для малышей – интересно нам самим, родителям, интересно взрослым детям, интересно подросткам. А младшим детям – вполне понятно, если текст читается внятно, если вообще текст сам по себе внятный.

Ездили в Питер к блаженной Ксении – всю однообразную дорогу слушали житие этой святой, подробное, долгое. Нечаянно совпало – закончили прямо на подъезде к Смоленскому кладбищу, и те дети, которые до этого лишь слышали о матушке Ксении, прикладывались к гробнице этой святой уже как к знакомой. А недавно ездили на несколько дней все вместе в Оптину пустынь – по дороге слушали и историю этого места, и жития старцев, и поучения старца Амвросия, литературоведческие эссе о влиянии Оптиной на Достоевского. Конечно, детям дошкольного и младшего школьного возраста это все точно не интересно. Но ведь большим – интересно. И при этом маленькие видят, слышат: такие темы важны для взрослых, старших братьев и сестер, такие темы в мире имеют место быть. Это уже – вхождение в культуру Православия и вообще в Культуру, это уже формирование образовательного пространства семьи. Несчастные дети, задавленные этой самой культурой? Бывает и так. Но если маленьких детей не мучают всем этим – они не мучаются. Если не заставляют после прослушанного отвечать на вопросы, если позволяют во время прослушивания «умных книжек» заниматься своими детскими делами (например, играть в дорожные игры, в тетрис или собирать кубик Рубика) – нет здесь никакого мучения: книги просто оказываются фоном.

Между прочим, по дороге хорошо слушать и что-то не тематическое. Скажем, если дорога занимаем часов шесть, то всего пара часов – про святое место, а остальное время – что-то другое. Вообще, общая поездка на машине – уникальная возможность слушать что-то вместе: родителям, взрослым детям, подросткам и малышам. Делиться друг с другом тем, что нравится каждому. Можно и сказки для маленьких вместе послушать. Удобно поставить что-то из программы по литературе – кому-то надо для школы, по программе класса, еще кому-то это пригодится для предстоящего ОГЭ или ЕГЭ, а взрослым интересно просто потому, что наша школьная программа по литературе – прекрасная классика, слушать которую – настоящее эстетическое удовольствие.

Не только книги – и музыку интересно слушать по дороге, и таким образом – разнообразить долгий путь. Когда мы, родители, подбираем музыку – мы делимся с детьми своими интересами. Когда подбирают музыку сами дети – мы ближе узнаем интересы собственных детей. И в итоге все узнают много разного, нового. Недавно один наш сын ставил во время долгой дороги подборку народной музыки пигмеев и других народов Африки, а потом – завораживающие песни калмыков, заодно рассказывал про инструменты, которые используются этими народами. Другой ребенок попросил поставить книгу, которую он скачал для себя в дорогу – «Историю Византийской империи» Успенского. Когда бы мы все еще послушали такие вещи? А еще один наш сын смотрел футбол – его любимая команда играла, что-то там решающее было, и ему был нужен прямой эфир: смотрел на планшете, остальные просто присутствовали и занимались своими делами. Или спали. Каждому – свое, но вся соль в том, что мы проводим несколько часов пути в одной лодке, вернее – в машине, и в хорошем смысле вынуждены слушать друг друга и слушать что-то общее. Невероятно важная, невероятно объединяющая история, ради которой стоит куда-нибудь поехать на машине.

Где остановиться. Условия везде очень разные, вариантов может вообще не быть, а может быть очень много. Например:

  • Снять посуточно отдельный домик или квартиру рядом с монастырем. Возможно, самый спокойный вариант для семьи с маленькими детьми. Таких домиков часто немало вокруг сельских монастырей. Живем в своем режиме тишины, сна, еды; ребенок, который проснется посреди ночи, не разбудит соседей, мы никому не помешаем – и никто не помешает нам. Мне самой так удобнее, даже когда в доме нет удобств.
  • Остановиться в монастырской гостинице. Мы берем несколько номеров, просим смежные. Бытовые условия во всех монастырях, конечно, разные. Когда-то в Печорах мои родители с маленькими детьми спали на полу, на старых матрасах, и вокруг вповалку спали люди. Мой муж в Оптиной в 1996 году ночевал с трудниками – в одной комнате стояло множество железных кроватей. Когда мне было 16, ночевала с друзьями и в монастырской келье, высеченной в скале, на матрасах на каменном полу. Хорошо ли держать детей в таких условиях? Если выбор есть – я бы не выбирала такие «жестокие» условия для малышей. Но, впрочем, даже от такого «жестокого» никто не умирает. И, кстати, те «плохие» условия, что были в юности, остаются дорогими воспоминаниями. И порой кажется – вот оно и было: то самое, настоящее, не то что тривиальный комфорт и благолепие. Сейчас в этих самых монастырях гостиницы с очень даже хорошими бытовыми условиями, можно взять комнаты с удобствами в номере, а бывает – и холодильник есть, и кондиционер, и псалтирь с закладкой на тумбочке. Все включено и по-православному. Тут главное – бронировать заранее, за месяц и раньше. И деньги откладывать тоже заранее.
  • «Комбинированный вариант». Разделиться: родители с маленькими детьми останавливаются в гостинице или в отдельном домике, а кто-то из детей живет в самом монастыре, прямо с насельниками. В больших лаврах это невозможно, зато если монастырь небольшой и «свой», тогда это может быть удивительный и уникальный опыт. Я жила так в дивеевском скиту, когда мне было всего 9 лет. Перед литургией мы вдвоем вместе с настоятельницей скита пели параклис – с тех пор люблю петь именно его, пою порой, укладывая детей спать; мне поручали носить фонарь во время чина панагии; давали посильное и очень даже интересное «послушание»; перед сном, в темноте, снова вдвоем с настоятельницей мы обходили скит с иконой и молитвой «Богородице Дево, радуйся». То самое чудо, тот самый свет…

Чем заниматься. Ходить на экскурсии – или водить своих детей на эти экскурсии, когда сам все тут знаешь. Гулять внутри и вокруг, купаться на источниках и в речках. Это понятно, конечно. Если получается – общаться с насельниками, выполнять какие-то простые послушания или предложить детям такие послушания исполнять. Тут все сильно зависит и от монастыря, и от семьи, и от ситуации. Как-то, когда я была беременна шестым малышом, мы жили прямо внутри монастыря, в кельях, у знакомой игуменьи, дети младшего и среднего школьного возраста помогали на пасеке, выдергивали траву между плитками на дорожке – и символические, и настоящие дела всем находились.

Но главное, конечно, богослужение. Именно в монастыре можно попасть перед всенощной на девятый час. И вообще бывает возможность участвовать во всем суточном круге богослужений. Возможность, а не обязанность: если дети не совсем маленькие – их хорошо позвать, приохотить, но конечно неправильно – заставлять.

В такой поездке всегда хорошо причаститься. Если приехали на пару дней, то удобно может быть так. Один день – «говение», пост, подготовка к исповеди и сама исповедь, всенощная. Следующий день – причастие и «празднование». Поститься в монастыре обычно удобно, в монастырских трапезных и кафе есть постное меню. Читать правило можно в номере гостиницы – последний раз мы были в одном монастыре не только со своими детьми, но и с однокурсником старшего сына: все набились в один номер, читали и пели на общей молитве – никому не мешали. Но когда со звукоизоляцией не везет, а при этом погода позволяет, можно помолиться на улице – встать в сторонке, у стены храма, например. Это тоже – особенное, паломническое.

Дети занимаются в монастыре практически кто чем хочет. И подростки, и студенты могут с радостью бежать на службу, выстаивать все, что можно выстоять, и еще чуть-чуть. А могут отсыпаться или гулять где-то вокруг… и получается, что это просто такая форма отдыха. И прекрасно – пусть дети поспят и свежим воздухом подышат.

Как-то мы с маленькими детьми были проездом в одном небольшом монастыре, навестили мою подругу, инокиню, которую я не видела с нашей юности. Она вышла к нам в белом апостольнике, показывала нашим детям морских свинок. Несколько лет потом дети вспоминали эту «матушку со свинками». Никакой «духовности», просто образ: в монастыре ласковая матушка в белом, которая к морским свинкам относится с таким же восторгом, как и ты. Как дорого стоит эта память! Если дети просто приехали в монастырь, хотя бы зашли в храм, может быть, на елеопомазание – уже ведь слава Богу. Погладили монастырского котика, почитали книжки в церковной лавке, прошли с крестным ходом по Богородичной канавке в Дивеево, даже, может, и без молитвы – но так наши малыши… покачались в колыбели нашей славной веры православной. А все остальное – оно придет, когда надо будет.

Трудности и безответности

Проблем, ассоциированных с «паломничеством по монастырям вместе с детьми», тоже бывает немало. Не всегда все просто и понятно, трудные вопросы всегда индивидуальны и решаются всего по-своему. Среди трудностей, с которыми сталкиваются родители, например, такие.

Все пошло не по плану и все не так. Бывает, вся поездка продумана, все сделано «правильно» – и все пошло наперекосяк. Забронировали место в гостинице – а кто-то что-то напутал, и мы с детьми поздним вечером без жилья оказываемся на улице. Или нас селят далеко от санузла, надо бегать с детьми через длинный коридор. И, конечно, именно здесь и сейчас у детей начинается, простите, понос. Или благочестивые нормальные-бездетные паломники готовятся к причастию, а всегда тихий наш ребенок начинает кричать и никак не успокаивается. И при этом находится добрый самаритянин, который объясняет, как его собственный ребенок в благословенном прошлом всегда вел себя прекрасно, потому что того прекрасного ребенка растили с молитвой. И, конечно, находится кто-то особенно проницательный, кто скажет: незачем было в монастырь с ребенком приезжать, надо было подождать, пока ребенок подрастет. И самое обидное, что полное согласие с этим утверждением не позволяет ни телепортироваться домой, ни остановить этот внезапный плач малыша.

А порой просто что-то нужное забыли, на что-то важное опоздали, вообще как-то все не то и все не так. И дети устраивают по пути в монастырь дикие разборки друг с другом, и специально записанное правильное аудио никто не хочет слушать, и ноют, и претензии предъявляют. И ты понимаешь, что задуманная красивая и благочестивая поездка превращается в попытку удержать саму себя в рамках подобия терпения. И разрывает ощущение полной беспомощности, и неумелости, и черная дыра уныния и раздражения все ширится в этом вроде бы поистине светлом месте. Такое бывает со всеми нами – с кем-то реже, с кем-то чаще. Если вообще куда бы то ни было ездить, если просто иметь семью, если просто жить на белом свете – трудные времена обязательно будут, и всегда они будут приходить не вовремя и некстати. Вообще никогда не покидать квартиру, ждать благословенной одинокой пенсионной жизни – не выход. Выход – постараться учитывать свои и детские проблемы и пытаться подстелить побольше соломки на своем пути. Выход – составляя план, сразу готовиться от плана отступать. Выход – доверять мужу, старшим детям, а не держать небо на своих плечах подобно атланту. И в любом случае реальный, простой, но трудноосуществимый выход… смещать акценты. С самой себя (мне плохо, мне трудно, мне не везет, я плохая мать, я плохая жена, я ошиблась) – на мужа и детей, на память о Всемогущем Господе, на Которого и правда можно возложить свои печали, у Которого и правда можно просить поддержки, Который в этом монастыре, как и в нашей собственной жизни, как и во всей вселенной, – добрый заботливый Хозяин.

Дети не хотят посещать монастыри. Так говорят многие родители, едва заходит речь о каком бы то ни было паломничестве. Здесь ситуации бывают очень разные.

Например, часто проблема нехитрая: чтобы что-то захотеть – надо это познать. Если не ездить с детьми в паломничества – они не полюбят такие поездки. Стоит начать, стоит несколько раз съездить – и потом уже делать выводы, действительно ли дети «не хотят».

Но порой дети против монастырей как раз потому, что уже бывали в таких поездках, и было это «скучно», а то и вовсе «ужасно». Мне кажется, не стоит игнорировать этот отказ («я сказал поедешь – значит, поедешь, нехристь ты, что ли») или же, наоборот, сразу отказываться от идеи совместного паломничества («не будем ломать ребенка, когда вырастет и если захочет – сам поедет куда ему надо»). В подобных ситуациях хорошо выяснить, в чем дело, почему ребенок против. Часто бывает, дело в простых, бытовых вещах, и ребенок не против монастыря – а, скажем, против поездки на экскурсионном автобусе или не хочет спать в одной большой комнате вместе со множеством чужих людей. Выясним, в чем проблема, и просто обсудим варианты ее разрешения.

«Скучно» бывает, когда не по-детски монотонно, когда мы втискиваем детей в совсем взрослый формат, особенно – в представления об особенной строгости «правильного паломничества». В таком случае хорошо как раз разнообразить все путешествие. Чтобы по дороге – разное интересное, с заездами в интересные места, с интересным сопровождением. Даже в самом святом месте – включить в распорядок дня активности вроде купаний, игр, походов в гости. А «благоговейная тишина» – лишь в особое время, например, непосредственно во время богослужения.

Бывает, проблема «идеологическая»: например, ребенок уже столкнулся с каким-то конкретным негативом. Здесь стоит разобраться, проговорить, объяснить и… тем более постараться вывезти такого ребенка в «хороший» монастырь, показать, насколько все разное. И молиться, чтобы Господь открыл нашим детям добрый, истинный образ христианской жизни вообще, и монашеской – в частности.

А может быть проблема в нас самих. Может, ребенок попросту не хочет ехать куда бы то ни было вместе с нами, со своими родителями, со своими братьями и сестрами. Он отказывается не от паломничества, но от совместной поездки. Отказывается не от монастыря, но от мира, который ассоциирует с родителями, отвергая нас – заодно отвергает то, что идет с нами в одном флаконе, папино и мамино церковное. Вот это уже проблема особая.

Вполне может быть, что наши дети «трудные». Но, может, это им с нами трудно и душно жить? От Церкви ли бегут наши дети – или от прессинга, который мы им «во имя Церкви» устраиваем? Может быть, в нашей семье царит «всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою» (Еф. 4: 31), и наши дети просто не хотят со всем этим набором провести несколько дней в предложенном «паломничестве»? Если так, то это… может быть поводом вместе с детьми поехать куда-то в «святое место». Увидим, поймем, признаем свою немощь – и совершим это паломничество как упражнение, как деятельную мольбу к Богу. Попытаемся в поездке, в непривычной, внедомашней обстановке быть к своим родным детям добрыми, сострадательными, прощать их, как и Бог во Христе простил нас (ср.: Еф. 4:32). Попытаемся паломничеством начать новую жизнь – ведь это правда возможно. Потому что исповедь, причастие, молитва – это не обряды и не формальные «примочки». Если мы будем просить у истинного Отца наших детей помощи, если будем участвовать в таинствах, через которые действует Сам Дух Святой, если по-настоящему захотим измениться – мы изменимся. И наш дом из ядовитого болота превратится в настоящий рай на земле. И в нашем доме будет жить Христос. И нашим детям станет рядом с нами тепло. Хотя бы – не страшно. А тогда… проблемы останутся, они всегда бывают у живых людей. Но проблемы будут другими, и решаться они будут по-другому. И мы будем вместе путешествовать, вместе молиться и жить вместе – с Богом. А может быть, наши дети будут жить отдельно от нас и далеко от нас. Но это уже все равно: если и они, и мы при этом будем жить с Богом – значит, мы будем по-настоящему вместе.

Источник: pravoslavie.ru


Лето вместе с детьми. Как это бывало раньше
Экскурсия с детьми в парк "Патриот"

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Семь-я | Добавил: jula (24.08.2022)
Просмотров: 97
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2022 Яндекс.Метрика