Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Подвижник благочестия XIX столетия: Н.М. Бардыгин
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Четверг, 23.11.2017, 04:50 | RSS
 
Форма входа


Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Церковь и общество

Подвижник благочестия XIX столетия: Н.М. Бардыгин

Автор: М.А. Соловьева

Поражает архитектура и внутреннее убранство Троицкого храма – воссозданные великолепные росписи по золотому фону в алтарной части и куполе, и необыкновенная молитвенная благодатная атмосфера, внушающая находящимся в храме состояние покоя, сердечной радости и тишины. Еще более прекрасной была обитель в первые годы своего существования. «При посещении этой обители не знаешь, чему более удивляться: красоте ли ее убранства и блеску новизны и свежести, поддерживаемому заботливыми руками сестер, или тому старинному веянию, которое невольно охватывает посетителя. Вы входите в церковь и сразу поражаетесь внутренним убранством. Теремной ли дворец Алексея Михайловича отдал сюда свои стены? Или каноны Дамаскина и мелодии Знаменного распева в виде пестрых струй густо переплелись между собой?» – писал А.А. Виталь. Построенный накануне XX в., монастырь стал местом упокоения выдающегося общественного деятеля, мецената, фабриканта, отца города Никифора Михайловича Бардыгина, и сегодня здесь хранят молитвенную память о нем. Свято-Троицкая Мариинская обитель была возведена как памятник любви егорьевского городского головы Никифора Бардыгина и его супруги Марии. Их связывали нежные чувства друг к другу, любовь к Богу и к своей малой Родине, стремление к благочестивой христианской жизни и горячее милосердие к обездоленным, желание сделать жизнь своих соотечественников лучше, более благоустроенной и красивой. Мария, которая была значительно младше Никифора, была для него любимой женщиной, помощницей во всех делах и преданным другом. Когда Никифору Михайловичу было 57 лет, Мария попросила мужа основать в городе богадельню с целью преобразовать ее в будущем в женский монастырь, где бы она могла продолжить свой земной путь после смерти супруга: «Она ожидала, что ей придется рано или поздно остаться вдовой, и предполагала в этом монастыре провести тогда остаток дней своих». При подаче просьбы о выделении земельного надела при Троицком храме для строительства богадельни Мария Владимировна пожелала выступить анонимно, на заседании городской думы ее заявление было оглашено от неизвестного лица. Когда земля была отведена, в 1893 г. началось строительство двухэтажного кирпичного корпуса богадельни, а также ограды вокруг зданий на средства Марии Бардыгиной. Однако случилось все иначе, чем предполагали благочестивые супруги. Мария неожиданно заболела и буквально через год после начала строительства перешла в мир иной. Она была погребена в Троицком храме у стены левого придела в честь ее небесной покровительницы прп. Марии Египетской. На киоте, венчающем ее надгробие, был сделана надпись: «Бдите убо, яко не весте дне ни часа, в оньже Сын Человеческий приидет» (Мф. 25:13). Мария Бардыгина покинула своего супруга в тот момент, когда весь город готовился к освящению Александро-Невского собора. Исполнялось 25 лет служения Никифора Михайловича на посту городского головы. Никифор Бардыгин не сломился под тяжестью горя. Проводив супругу в мир иной, по ее завещанию и на все ее сбережения он принялся за благоукрашение храма. По его заказу палехскими художниками был расписан Троицкий храм в стиле XVII в. по золотому фону. Купола были вызолочены. Иконостас в храме покрыт золотом и написаны новые иконы, а на иконы Спасителя и Казанской Божией Матери сделаны массивные венцы из бриллиантов и драгоценных камней покойной супруги. Открытие богадельни состоялось в первую годовщину со дня смерти Марии Бардыгиной, 25 августа (7 сентября) 1898 г. Ко второй годовщине ее кончины было приурочено открытие женской общины. А 25 августа (7 сентября) 1900 г., состоялось открытие Свято-Троицкого монастыря, названного по просьбе Никифора Михайловича в честь супруги Мариинским. 13 (26 ноября) 1901 г., завершив все земные дела, завещанные супругой, Никифор Михайлович Бардыгин скончался на 67-м году жизни. В похоронной процессии участвовал весь город, многотысячная толпа наводняла площадь перед Успенским собором, где происходило отпевание, а затем провожала городского голову до места его погребения в Свято-Троицком Мариинском монастыре, где он обрел свое последнее пристанище рядом с возлюбленной супругой. По его завещанию поминальный обед был устроен на 2500 человек в монастыре, а также во всех храмах и городских зданиях. Богатство души егорьевского городского головы Никифора Михайловича Бардыгина, его истинно христианская, подвижническая натура являла себя во всей его общественной, благотворительной и церковной деятельности, благодаря которой на рубеже веков Егорьевск из захолустного уездного города превратился в красивый современный город, благоустроенный согласно новейшим стандартам того времени. Своим трудом и нравственным примером он сплачивал и воодушевлял горожан, сумел вдохновлять их на благие дела. Иван Сергеевич Аксаков, у которого Никифор Михайлович бывал желанным гостем в Москве, говорил: «Потрудитесь назвать мне еще три-четыре города, чтобы поставить рядом с вами». Выдающиеся способности и неординарную личность Бардыгина описывал в своих воспоминаниях известный русский мыслитель, военный, по- литический деятель, издатель и публицист С.Ф. Шарапов: «Секрет оригинальности и своеобразного обаяния, окружавшего его, заключался в том, что это был человек из народа, необыкновенно гармонично соединявший в себе подлинную русскую национальную основу и народное мировоззрение с серьезным просвещением и широкими государственными взглядами, делавшими его желанным членом образованного общества и крупным общественным деятелем За Никифором Михайловичем постоянно чувствовался русский народ, и самая речь его, иногда даже простая и незначительная, звучала властно, как подлинный голос земли. Это не могло не производить в нашем легковесном обществе глубокого и могучего впечатления. Он слишком ярко и резко выделялся из толпы окружающих, и его невозможно было забыть даже после краткого разговора или случайного знакомства». За более чем 100 последующих лет Егорьевск никогда так стремительно не развивался, как в три десятилетия служения Н.М. Бардыгина на посту городского головы, и сейчас плоды деятельности Никифора Михайловича не теряют свою актуальность и значение. Никифор Михайлович Бардыгин стал городским головой в 1872 г., когда ему было 37 лет. Его избрали на эту должность, так как народ видел в нем справедливого и независимого человека, с вниманием относящегося к нуждам бедных людей, про него говорили: «Он сам нужду видел и сам в люди вышел». И люди не ошиблись в своем выборе. С первых дней своего вступления на пост головы до самой смерти он беспрерывно трудился, вкладывая все свои силы, талант и неистощимую энергию в заботу о родном Егорьевске. По свидетельству личного секретаря Никифора Михайловича А.А. Виталя, трудовой день егорьевского головы начинался в 4–5 утра и продолжался до 11 вечера. Первым делом он упорядочил городские доходы: только за первые четыре года ему удалось увеличить их почти в десять раз, что дало возможность к дальнейшему благоустройству города. Пережив сам пожары – за несколько лет до избрания на должность егорьевского головы у Никифора Михайловича сгорели дом и лавка, а затем и вновь выстроенный дом – он предпринял ряд мер для защиты города от этой напасти и помощи погорельцам. В 1873 г. через городскую думу он смог провести постановление, в котором говорилось о бесплатном выделении десяти десятин леса не только с правом вырубки для строительства домов, но и для продажи в случае нужды в деньгах. Для ликвидации пожаров в 1877 г. он устроил городской водопровод, а в то время едва ли какие города, кроме столичных, имели у себя водопроводы. Затем он создал пожарную команду и построил пожарное депо. Следующей важной для города мерой было устройство мостовых: весной и осенью в городе невозможно было ни пройти, ни проехать, повсюду была непролазная грязь. Вначале была проложена дорога к железнодорожной станции, которая избавила от затруднений с провозом товаров, а затем вымощены дороги и площади и в самом городе. После чего стремительно начала осуществляться установка уличного освещения. Документы свидетельствуют о том, как быстро и горячо отзывался Никифор Михайлович на просьбы жителей: так, когда жители Ого- родной улицы просили поставить им хоть один фонарь, у них был поставлен 31. Никифор Михайлович не просто управлял городской жизнью – принимал решения, делал распоряжения, но он лично вникал в каждое дело и во всех своих начинаниях первый спешил вложить собственные средства и призывал к тому же состоятельных горожан. И во всех его делах проявлялись его широкие познания в различных областях жизни, прогрессивность его взглядов, высокие умственные способности и организационный талант. Он положил начало организации фельдшерских и акушерских пунктов и строительству сельских больниц, а свое жалованье регулярно отдавал в пользу приюта для неизлечимо больных при земской больнице, для которого он построил новое здание. Большое внимание Никифор Михайлович уделял помощи нищим. Он внес проект, в котором предполагалось учредить во всех сельских обществах кассу для сбора добровольных и принудительных взносов. И после того, как земское собрание отклонило этот проект, в 1898 г. им был учрежден устав «Общества для пособия бедным города Егорьевска», которое предполагалось организовать по примеру Дома трудолюбия святого праведного Иоанна Кронштадтского. Свое благословение столь благому делу, а кроме того материальный взнос – «на первый почин», – прислал и сам отец Иоанн в ответ на письмо Никифора Михайловича. В члены Общества приглашались все горожане, чей доход превышал 600 рублей в год. На обращение членов правления Общества, во главе которого стоял Никифор Бардыгин, откликнулись 486 состоятельных егорьевцев. И довольно быстро удалось собрать немалые средства для дальнейшей деятельности. Всех нищих и бездомных собрали в здании городской думы, и по итогам беседы с ними они были распределены по категориям: больные направлены в приюты, содержание в которых в основном оплачивалось лично городским головой, а работоспособные помещались в общежитие и обязывались заниматься различными работами. В 1900 г. для «Общества» напротив Свято-Троицкого монастыря был построено здание. Впоследствии здесь разместился также и приют для мальчиков-сирот. Особо заботился Никифор Михайлович о просвещении в родном городе, как важном и необходимом деле для развития российского общества после реформ Александра II. И в этом плане им сделано очень многое: в 1874 г. была открыта мужская прогимназия, на строительство которой Никифор Михайлович выделил 6000 рублей, вскоре по его ходатайству открыта женская прогимназия, для детей из бедных семей были открыты начальные училища и церковно-приходские школы. Накануне двунадесятых праздников Никифор Михайлович посещал школы и проводил беседы с учениками, а по окончании экзаменов вручал детям Новый Завет. Н.М. Бардыгиным были построены также сельские церковно-приходские школы – в деревнях Алешино и Горки, с ночлежным приютом для учеников и помещением для учителей. Рядом с Казанским храмом в Егорьевске Никифор Михайлович на свои средства построил каменное трехэтажное здание для церковно-приходской школы стоимостью в 13 500 рублей. На верхнем этаже были устроены квартиры для учителей, в среднем – классы, а в нижнем – размещали учеников, которые живут далеко от школы. Кроме того, Никифор Михайлович пожертвовал 300 рублей на пособие бедным ученикам, нуждающимся в учебных принадлежностях. При школе, по желанию благотворителя, открыли ремесленное отделение. Егорьевский голова состоял почетным попечителем всех начальных училищ Егорьевска. Он наблюдал, чтобы ученики обязательно посещали храм по воскресным дням и ввел обычай, чтобы в воскресные дни Великого поста старшие классы пели за поздними обеднями вместе с хором. Ежегодно, на второй день Рождества обе мужские школы Егорьевска по очереди являлись к нему в дом в полном составе и «славили», после чего Никифор Михайлович одаривал каждого конфетами и деньгами. Церковной благотворительностью Никифор Михайлович начал заниматься также с самого начала своего вступления на пост егорьевского головы: в 1872 г. он пожертвовал 8110 рублей на реставрацию самого древнего храма города – Георгиевского со- бора. В 1878 г. приобрел утварь и облачения для Никитской церкви, где по его инициативе был учрежден самостоятельный причт. В 1883 г. построил на свои средства Троицкий храм, за что 3 (16 февраля) 1885 г. был удостоен ордена святой Анны III степени, в 1879 г. стараниями Никифора Бардыгина была возведена Александро-Невская часовня, а в 1889 г. на его личные средства по просьбам сельчан выстроена Знаменская церковь в деревне Алешино. В 1897 г. был освящен Александро-Невский собор, построенный по инициативе Никифора Михайловича в честь небесного покровителя императора, царя-освободителя, Александра II. В 1881 г. Н.М. Бардыгин избран старостой Успенского Белого собора; в этой должности он находился до самой смерти. Никифор Михайлович сам принимал участие в богослужениях, пел на клиросе, читал Апостол. В 1889 г. он пожертвовал 25 тысяч рублей, на которые собор был заново отреставрирован, а затем приобрел рядом с Георгиевским собором участок земли и построил большой каменный дом для священнослужителей. Последним, самым заветным делом Никифора Михайловича, которое он горячо стремился воплотить в жизнь, был проект об уничтожении праздничной торговли и о праздничном отдыхе торговых служащих. Будучи фабрикантом и владея торговым делом, он очень печалился о том, что, по его словам, народу «лба перекрестить некогда. В церковь и дорогу забыли, язычниками стали». Особенно выступал он против работы в праздники питейных заведений, которые отвлекают «людей от христианского провождения времени» и соблазняют на «пьянство со всеми его последствиями». «Мне кажется, – писал он С.Ф. Шарапову, – что если бы наш Батюшка-Государь запретил по праздникам всякую торговлю, работы и увеселения, по примеру Англии, то Россия бы стала самою великою нацией. Теперь ведь, что у нас в праздничный день творится, можно назвать прямо гибелью народа. Если Государь Александр II освободил крестьян от рабства, а настоящий наш Монарх освободит народ от духовной крепостной зависимости, то велико будет его царствование и не найдется в истории всех народов равного». Могучий, истинно русский богатырский характер Никифора Михайловича – несгибаемую волю, решительность и твердость в следовании евангельским истинам и в то же время милосердное отношение к слабым и обездоленным – сформировало его семейное воспитание. В традициях семьи – его отца Михаила Федоровича и матери Гликерии Александровны – были церковность и широкая благотворительность. Бардыгины неукоснительно посещали богослужения, Михаил Федорович ежедневно вставал в полночь для совершения полунощницы. Помощь бедным была естественной частью жизненного уклада семьи. Никифор Михайлович с юных лет стал помогать своему отцу по торговле, обычным делом были походы на ярмарку с товаром в Коломну, Орехово-Зуево, Павловский Посад, куда, чтобы не брать лишних лошадей, часто ходили пешком. Пешком ходили и в паломничество по святым обителям – в Троице-Сергиеву лавру, Николо- Радовицкий и Голутвинский монастыри. Из четырех сестер Никифора лишь одна, Мария, вышла замуж, остальные избрали монашеский путь: Анастасия, Акилина и Ольга ушли в Успенский Брусенский монастырь. Ольга, принявшая постриг с именем Олимпиада, впоследствии стала первой настоятельницей Свято-Троицкого Мариинского монастыря и была похоронена здесь же, через шесть лет после брата; так монастырь стал местом фамильной усыпальницы Бардыгиных. Любовь к Богу и Отечеству стали тем драгоценным наследством Никифора Михайловича, которые он передал своему единственному сыну Михаилу. Михаил Никифорович писал: «Мне приходилось часто слышать от добрых стариков: «Помрет Никифор Михайлович, помрет и наш город». Однако Михаил Никифорович стал достойным продолжателем дела отца и до самых революционных дней продолжал благие начинания своего отца и заботился о родном Егорьевске. 26 марта в Свято-Троицком монастыре празднуется день памяти Никифора Цареградского, небесного покровителя Н.М. Бардыгина, и неизменно в обители вспоминают своего благотворителя. В 2012 г. к этому памятному дню Обществом хоругвеносцев при Александро-Невском соборе было решено воссоздать мраморное надгробие над могилой Н.М. Бардыгина в его прежнем великолепии. Когда встал вопрос о реставрации усыпальницы, была вызвана научная реставрационная группа, обследование которой удостоверило бы в технической воз- можности установки мраморной плиты на этом месте. Кроме того, ходили разговоры, что могила Н.М. Бардыгина была разорена. И вот, когда спустя более 100 лет, была поднята крышка гроба, люди, бывшие свидетелями этого события, не могли сдержать возгласов удивления: по сохранившимся нетленным останкам Никифора Михайловича угадывался тот могучий человек, образ которого хорошо знаком по фотографиям и портретам в книгах А.А. Виталя. Надпись на надгробном киоте Никифора Михайловича Бардыгина, выбранная им еще при жизни гласит: «Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам» (Мф. 6:33). И сегодня в Егорьевске ощущается незримое присутствие его незабвенного городского головы, дела рук его повсюду: вот Егорьевский городской парк, созданный Никифором Михайловичем на месте свалки, вот школы, выстроенные им или по его инициативе, великолепный Александро-Невский собор, строительство которого стоило Никифору Михайловичу много усилий и, как бы сейчас сказали, нервов, прекрасный Свято-Троицкий Мариинский монастырь. Хотя не все сохранили егорьевцы, но и то, что уцелело, чудом сохранилось в советские годы и было воссоздано, восстановлено достойными последователями отца города, – прекрасно. Своими благими трудами егорьевский голова подобен благочестивому мужу, который в псалме пророка Давида сравнивается с многоплодным зеленеющим древом, произрастающим у живого источника христианской веры: «И будет яко древо насажденое при исходищих вод, еже плод свой даст во время свое, и лист его не отпадет: и вся, елика аще творит, успеет» (Пс. 1:3).

Источник: www.mepar.ru

Протоиерей Сергий Модестов
Автор: Михаил Молотников
Приехав в Клин, о. Сергий сразу же включился в активную общественную жизнь города и уезда. Достаточно сказать, что при поддержке своих прихожан он построил храм в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость". Об активной деятельности священника говорит и прямой перечень его общественных должностей.



Варвара Алексеевна Морозова
Автор: Михаил Молотников
"Это была очень либеральная благотворительница. Тип в своём роде замечательный. Красивая женщина, богатая фабрикантша, держала себя скромно, нигде не щеголяла своими деньгами… Поддержка женских курсов, студенчества, библиотек - здесь всегда можно было встретить имя Варвары Алексеевны Морозовой".




Перепечатка в Интернете разрешена только при условии наличия активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при условии указания источника и автора публикации.


Категория: Церковь и общество | Добавил: pravklin (02.03.2017) | Автор: М.А. Соловьева
Просмотров: 294
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск




Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2017 Яндекс.Метрика