Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

Трифонов Печенгский мужской монастырь – оплот православия в суровой Лапландии. Часть 1
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Вторник, 26.10.2021, 10:35 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Как мы веруем

Трифонов Печенгский мужской монастырь – оплот православия в суровой Лапландии. Часть 1

Автор: Наталья Коржакова

В суровой Лапландии, на самой северной окраине Российского государства, практически пятьсот лет существует Божия обитель – православный Трифонов Печенгский мужской монастырь. До недавнего времени это был самый северный православный монастырь в мире.

Трифонов Печенгский мужской монастырь – оплот православия в суровой Лапландии

«Перелистаем» страницы истории обители Божией на реке Печенга..

XVI век:

Основан монастырь был в 1533 году преподобным Трифоном – просветителем лопарей, коренного населения Кольского полуострова.

Сын сельского священника из города Торжок, Митрофан (это уже потом он принял постриг в память мученика Трифона) пришел в земли полночные, чтобы привести к Христу погрязший в язычестве дремучий народ.

Двадцать лет жил Митрофан бок о бок с этими людьми, радовался с ними и печалился с ними. Помогал им всячески и рассказывал о Сыне Божьем, о спасении, которое Он нам всем даровал, приняв вольную смерть за каждого из нас. Но какой же страшной опасности сам Митрофан подвергался! Ведь лопарские колдуны были самыми мощными чародеями во всей Европе. И все свои силы, чародеяния направляли лишь на одно – уничтожить Митрофана.

Но не уничтожили, как ни старались – защитил Господь, уберег. Посеял Трифон семена истины в сердца и души лопарей, сподобились они принять Святое Крещение. И монастырь вырос на земле Печенгской. И Митрофан принял постриг с именем Трифон.

Было это, повторяю, в 1533 году.

Особым расположением пользовался наш северный православный монастырь всегда у царствующих особ. Он был оплотом государства Российского на северных рубежах. Царь Иоанн Грозный даровал монастырю жалованную грамоту на владение огромными территориями и иными богатствами. Сильный и великий монастырь был символом сильной и великой России.

Был даже период в истории монастыря, когда вся торговля России с зарубежными государствами шла только через монастырь преподобного Трифона.

Богател и развивал свое хозяйство монастырь. Но не в радость это было самому Трифону. Молитва и стяжание Духа Святого – только это надо монаху. «Всякое житейское отложим попечение,» – это про жизнь св. Трифона. Был он для монастыря и братии всем – и отцом, и наставником, и другом, и слугой, и кормильцем. Но никогда не был хозяином, никогда никакой власти не искал. Даже игуменом и то не пожелал стать. Долгие 33 года возглавлял монастырь верный соратник и сомолитвенник Трифона, игумен Гурий.

В 1583 году, прожив на суровом севере 70 лет, Трифон отошел ко Господу. Перед смертью, со слезами на глазах, духоносный старец предсказал братии скорую гибель и разорение обители, но неизбежное восстановление и расцвет: «Не ослабевайте, Братия, упованием на Бога. Не оставит Господь жезла грешных на жребии своем, ибо силен и паки обновит свою обитель».

И хоть сам он отошел в Царство Божие, но даже оттуда он радел о родной обители.

Пророчество старца исполнилось через шесть лет. В декабре 1589 года в Рождественскую ночь на монастырь напал финский вооруженный отряд Пекки Вессайнена, подданных шведского короля, и разорил Божию обитель. 116 человек, находившихся в этот час в монастыре, приняли мученическую смерть. Среди братии было много молодых и крепких мужчин, способных постоять за свою жизнь и сохранение монастыря. Но игумен Гурий запретил сопротивляться: «Нельзя противиться воле Божией! Так предсказал Трифон!» И все 116 человек безропотно и смиренно приняли жесточайшие мучения и смерть за Христа. Монастырь был сожжен до основания!

Смерть мучеников – залог незыблемости веры христианской. Мученическая смерть – высшая форма служения Господу. Мученики подлинно идут за Христом, как бы повторяя Его крестный подвиг. Именно на крови мучеников стояла, стоит и стоять будет Церковь Православная.

Смерть 116 печенгских мучеников в декабре 1589 года – подтверждение истинности и верности духовного пути преподобного Трифона. При жизни он сделал невозможное. Очень трудно было совмещать высокую духовность братии с «мирскими попечениями», с общежительным уставом монастыря. Но государству Российскому, царю-батюшке необходим был крепкий и сильный монастырь для устрашения грозных соседей, стран, мечтавших покорить Россию. И Трифон исполнил волю государя. Монастырь на Печенге был очень богат материально, но и дух обители был высок и чист. Духовные чада и ученики Печенгского старца остались чистыми перед Богом и сподобились высшей награды христианина – венцов мучеников.

Останки братии похоронили на высоком берегу реки Печенга в огромной братской могиле, увенчанной высоким крестом. Издалека было видно это святое место. Каждый посещавший эти места считал своим долгом поклониться святым мученикам Печенгским.

Для самого монастыря наступили очень тяжелые времена. Малочисленные оставшиеся в живых монахи, не удостоенные Господом венца мучеников, перебрались с выжженой и оскверненной Печенгской земли в центральный населенный пункт Лапландии – Колу. Долгие 175 лет существовал еще монастырь, но никакими особо высокими духовными или хозяйственными достижениями похвастаться не мог.

В 1764 году после указа императрицы Екатерины Второй о секуляризации церквей и их имущества монастырь преподобного Трифона прекратил свое существование.

122 года жила земля Кольская без монастыря. Пытались неоднократно возродить обитель на Печенге – и в 1824 году, и в 1867 году, но, увы, безрезультатно. Не пришло видно время исполняться завету преподобного. Вспомним его предсмертное предсказание «Не оставит Господь жезла грешных на жребии Своем ибо силен и паки обновит Свою обитель».


Рубеж XIX-XX веков

Это «паки» наступило в конце 19 века. В семидесятых годах началась так называемая «колонизация» Мурманского берега. Наряду с русскими переселенцами на святую Печенгскую землю, освященную кровью мучеников, потянулись и иноверцы. Свое вероисповедание везли они с собой. Но русская земля всегда была и будет православной, тут не должно было быть иной веры. Приближался год 1883 – год 300-летия со дня упокоения преподобного Трифона. Что могло быть лучшим напоминанием о Лапландском апостоле, как не восстановление обители Божией преподобного Трифона. Священный Синод признал возрождение Трифоновского монастыря делом первостепенной важности. И дело это было возложено на братию Соловецкого монастыря как знак особого доверия этой обители.

Год 1886. Десять соловецких иноков приехали на Печенгу восстанавливать некогда великий и могучий монастырь – детище преподобного Трифона.

Монастырь был необходим государству, дабы подтвердить величие России на северных рубежах. Монастырь был нужен простым людям, прежде всего местному люду – не очень грамотным, не очень предприимчивым, но очень доверчивым лопарям, ведь для каждого из них имя преподобного Трифона было почитаемо буквально на генетическом уровне. Монастырь должен был повернуть их, как некогда св. Трифон, к истине, к Богу, заняться их просвещением и укреплением. Монастырь был нужен колонизаторам – для утверждения веры и для молитвенной помощи, ведь прежде всего любой монастырь – это место особого сугубого молитвенного общения с Господом.

Монахи – молитвенники за весь мир. Монахи не потому идут в монастырь, что не любят мир, а потому, что слишком любят и только там по-настоящему могут помочь тем, кто в миру живет.

Очень сложным было возобновление обители Божией на Печенге. Жесточайшие климатические условия, крайне тяжелое финансовое положение, непомерный объем работ, отсутствие опыта и навыков строительства… Но Божьим промыслом все управилось. Через пятнадцать лет то состояние, в котором будет находиться обитель Трифона, современники назовут конкретным термином «особая цивилизация».

На суровой и безбожной Кольской земле возрождающаяся обитель преподобного Трифона являла собой источник высшей духовности, культуры, просвещения. Только собственными силами монахи создавали крепкое монастырское хозяйство. Лучшие дороги – в монастыре, лучшие коровы и олени – в монастыре, лучшие церковно-приходские школы для детей колонистов и местного населения на всем побережье – в монастыре. Кирпичные заводы, вододвижимое колесо, телеграф, телефон, легковые автомобили (собранные монахами-самоучками), единственная на Мурмане переплетная мастерская, лучшие в России промыслы по гагачьему пуху – чего только не делали монахи во Славу Божию! Меняли направления рек, прокладывали дороги, превращали непроходимые болота в заливные луга, строили храмы. В каждом промысловом становище обязательно служил либо приходской священник, либо монастырский. Молитвенная, духовная помощь и поддержка людей были абсолютными.

И все достижения связаны с именем одного человека – настоятеля монастыря – иеромонаха, а впоследствии архимандрита отца Ионафана ( Баранова).

Крестьянский сын Ваня Баранов из Тверской деревеньки Еглы в 18 лет приехал в Соловецкий монастырь и прожил там около 25лет до приезда на Печенгу. Образование у него было только домашнее и монастырское. Но святая вера, чистое сердце, трезвый ум, огромная любовь к Богу и России, вера в их святую неразрывную связь и уникальные организаторские способности привлекали к нему и монастырю, им возглавляемому, огромное количество людей. И великие князья, и губернаторы, и адмиралы, и дипломаты, и замечательные деятели искусства, и крупнейшие предприниматели считали за огромную честь для себя быть полезными возрождаемому северному монастырю. Как некогда в 16 веке Трифон был уважаем и почитаем царем Иоанном Грозным, так и в 19-20 веках император державы Российской Николай Второй благоволил к настоятелю обители преподобного Трифона. Свидетельство этого – неоднократные встречи и продолжительные беседы между императором и отцом Ионафаном.

В самых широких кругах общества российского пользовался уважением отец Ионафан. Своей искренней и незыблемой верой в значение монастыря для России он сумел привлечь внимание к обители многих и многих людей. И местное население уважало и помогало о. Ионафану, и колонисты, и многочисленные паломники и гости из соседних государств. Приезжали и люди другого вероисповедания, что не мешало мирным и добрососедским отношениям. А результатом этого был рост и процветание монастыря во Славу Божию и укрепление государства Российского.

Надо отметить, что, сохраняя традиции монашества средних веков, традиции преподобного Трифона, приоритет в монастыре всегда отдавался молитвенному деланию, стяжанию Духа Святого.

Несколько храмов было построено или реконструировано во времена настоятельства о. Ионафана. Освящать храмы приезжали священнослужители высочайшего звания. Так, освящать храм Рождества Христова, что в Печенге, приезжал Московский архиепископ Трифон (Туркестанов) с не менее высокими сослужителями.

Уровень развития монастыря во всех планах был столь высок, что в начале 1917 года ему был присвоен статус ставропигиального монастыря второго класса. Жаль только, что большого значения этот факт уже и не имел. Архимандрит Ионафан, который так стремился к независимости своего монастыря, отошел ко Господу 24 февраля 1915 года. Да и над страной Российской сгущались тучи большевистского переворота.

1917 год – в России революция. Большевики, захватившие власть в стране, одним из первых декретов приняли декрет, отделивший государство от Церкви, проще говоря, отделивший русский народ от Бога.

Раз Бога нет, то и Божьи обители на земле не нужны. Большинство храмов и прежде всего монастырей были ликвидированы, где «де юре», а в большинстве своем и «де факто».

То же самое, конечно, случилось бы и с Печенгским монастырем, если бы не «большая политика». В 1920 году согласно Юрьевскому договору территория Печенги, наряду с некоторыми другим районами, стала территорией Финляндии. Конечно, это плохо – прерывалась связь с отечеством, но факт существования монастыря на территории Финляндии позволил выжить монахам и уцелеть храмам. Конечно, проблем было множество: главный монастырский храм Рождества Христова был передан финской лютеранской общине, собственность монастырская стала государственной. Но как бы то ни было, Финское государство сохранило монастырь. Надо заметить, что через всю многовековую историю обители преподробного Трифона проходит одна постоянная закономерность – все те, кто раз за разом уничтожали, сжигали монастырь, именно они его потом и сохраняли. (Интересно, что очень часто и до сих пор от финнов можно услышать забавную фразу «наш» Печенгский монастырь.)

На территории Финляндии Русский православный монастырь существовал до 1944 года.

Какие только испытания не выпали за это время на долю братии обители: революции, войны, передел границ. В 1944 году в ходе Второй мировой войны Печенгская многострадальная земля оказалась в эпицентре боевых действий. Финляндия была союзником фашистской Германии, и по исторической русской монастырской земле двигались немецкие войска к Мурманску. Именно на монастырских землях шли ожесточенные бои между советскими и немецкими войсками. Мурманск в результате остался неприступным, но от монастыря мало что осталось. Малочисленная Печенгская братия переехала в православный монастырь в Финляндию.

После окончания Второй мировой и Великой Отечественной войн исконно русские земли вновь стали принадлежностью России, точнее Советского Союза. Но к монастырю преподобного Трифона этот факт никакого отношения уже не имел. Храмы практически все были разрушены, монахи уехали в другую страну, даже свидетелей существования на этих землях некогда обители Божией практически не осталось. Все мирное население в 1944 году было эвакуировано, обратно практически никто не вернулся.

Казалось, этот год можно считать годом прекращения существования монастыря. Но не зря гласит народная мудрость: «Монастырь – не в бревнах, а в ребрах». Последний инок Печенгского монастыря о. Акакий (Андрей Кузнецов) жил на территории Финляндии в Ново-Валаамском монастыре до 1984 года. Только после его смерти появилось право утверждать – да, очередной этап существования обители преподобного Трифона закончился.

Но завершился только очередной этап. Вновь вспомним произнесенное за 400 лет до этого пророчество лапландского апостола – преподобного Трифона: «Не оставит Господь жезла грешных на жребии Своем, ибо силен и паки обновит Свою обитель…» Все ждали начала очередного этапа, нового возрождения монастыря.

И оно произошло. Из пепла и небытия по молитвам преподобного Трифона, по Божьей милости восставал великий и древний Печенгский монастырь. Рубеж XX-XXI веков:

Обновление и восстановление монастыря всегда осуществлялось именно тогда, когда России и Богу нужна была поддержка и помощь св. Трифона.

Итак, конец XX века. Возрождалось Православие в великой России, возрождалось Православие на далекой северной ее окраине – Кольской земле.

Вспомним Евангельскую истину: чтобы построить крепкое и надежное здание, необходим краеугольный камень в его основании.

Возрождение древнего Печенгского монастыря и должно было стать тем камнем, на котором можно строить крепкое и надежное здание Православия на Кольском полуострове.

По Божьей милости и по молитвам преподобного Трифона 2 октября 1997 года Святейший Синод подписал указ о возобновлении монашеской жизни на Печенге.

«Скоро слово сказывается, но не скоро дело делается!» – гласит народная мудрость…

Как же делалось это дело? Вспомним…

Продолжение статьи

Окончание статьи

Фото: Наталья Вересова

Итоги фотоконкурса Клинского благочинияИтоги фотоконкурса
Автор: Елена Кислова
Подведены итоги фотоконкурса "Радость Православия", объявленного Клинским благочинием совместно с редакцией газеты "Клин Православный".



Из истории святости: монастырский уклад на РусиИз истории святости: монастырский уклад на Руси
Автор: игумен Тихон (Полянский)
Отмечая юбилей Крещения Руси, мы обращаемся к тем особенным дарам духовной жизни, которые восприняли восточно-славянские народы в крещальной купели. Одним из таких небесных дарований стала подвижническая жизнь русских святых. В домонгольскую эпоху в чине святых были прославлены страстотерпцы, благоверные князья и княгини, священноиерархи, преподобные монахи. Именно их было наибольшее число среди древних русских святых. Поэтому сегодня мы расскажем об истории монашества на Руси.




Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Как мы веруем | Добавил: Pravklin (29.07.2014)
Просмотров: 2514
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2021 Яндекс.Метрика