Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Война. Мои воспоминания
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Понедельник, 24.02.2020, 14:59 | RSS
 
Форма входа


Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Церковь и общество

Война. Мои воспоминания

Автор: Елена Кислова

В этом году наша страна отмечает семидесятилетие победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Более 20 млн. жизней унесла эта война, и сегодня нет в России ни одной семьи, в которой не воевал бы кто-то из родственников: муж, отец, брат, дед или прадед. У каждой семьи и своя военная история. А если сложить эти истории вместе, получится многотомная книга памяти, в которой отражается судьба нашего народа.

Наш корреспондент беседует с протоиереем Виктором Чужаковым, настоятелем Вознесенского храма с. Борщево

– О. Виктор, когда началась война, вам было четыре года. Каким вы запомнили этот день, 22 июня 1941 года?

 – Я запомнил слезы на лицах у женщин: плакали с утра до вечера, провожая своих мужчин на войну. Даже помню, какая погода стояла в тот день: солнце, облака такие красивые… В нашей семье было трое детей, я самый младший. Сели за стол – хлеба не было, мама колосиков на поле набрала, намолотила в жерновах. Пришел отец, сели кушать. Потом мама собрала ему в дорогу узелок, отец взял меня на руки, и мы пошли на сборный пункт. Потом я побежал домой играть с товарищами. Для нас, мальчишек, война тогда была, скорее, интересным приключением. Мы не воспринимали ее как трагедию, беду, несущую смерть, и не понимали, почему наши мамы так безутешно плачут. Мы верили в то, что наши отцы обязательно победят врага и вернутся героями. И я не знал, что вижу отца последний раз. Он – командир танка, старший сержант – погиб под Смоленском 7 августа 1943 года. Помню, как маме принесли извещение. Меня забрали с собой рабочие, чтобы отвлечь. Мама очень тяжело переживала смерть отца. Она пришла в себя только на второй день.

– А день победы чем запомнился?

– Я тогда во втором классе учился. Объявили, что война закончилась. Сразу крики, шум, занятия отменили. А мы и рады – сразу с ребятами гулять побежали. А когда домой пришел, мама снова плакала. Так что это праздник, как в песне поется, «со слезами на глазах».

– Вы много лет служите в Клинском районе. Скорее всего, ваши прихожане рассказывали о боях, которые здесь шли, о том, как был освобожден наш город. Как вы думаете, что сыграло решающую роль?

– Наступление наших войск под Москвой началось 6 декабря. В этот день Русская Православная Церковь празднует память святого благоверного князя Александра Невского, защитника Руси. Перед решающим сражением со шведами, которые численно во много раз превосходили русские войска, князь, обращаясь к своей дружине, сказал: «Не в силе Бог, а в правде». И шведы были уничтожены. Зимой 1941-го года правда тоже была на нашей стороне – мы защищали свою землю. И Господь снова явил свою милость. Эта зима выдалась очень холодной, стояли 40-градусные морозы. Вся немецкая техника встала. Бог дал силу нашему орудию. С Божией помощью мы одержали первую победу в битве за Москву. Именно на клинской земле впервые в истории Второй мировой войны фашисты были взяты в окружение и впервые им был предъявлен ультиматум с требованием о капитуляции. Враг не сдавался, и ночью начался штурм, а уже к утру Клин освободили от немцев. Началось наступление наших войск по всей линии фронта. Когда газеты писали о разгроме немцев под Москвой, на Западе в это не поверили. К Сталину приехал посол Великобритании и попросил разрешения увидеть всё своими глазами. Чтобы он смог добраться до Клина, пришлось расчищать дорогу от груд металлолома, в который превратились немецкие танки и пушки. 19 декабря к вечеру посол приехал в Клин, увидел воочию все ужасы войны, возвратился и провел пресс-конференцию: «Действительно, немцев разбили. Они бегут». Миф о непобедимости германской армии был развеян. Так что Клином можно гордиться. Поэтому мне такая мысль пришла: хорошо бы присвоить на следующий юбилей Клину почетное звание «Город воинской славы».

Про Клин еще расскажу такой эпизод. Я в 1966 году стал настоятелем Скорбященской церкви, заменил протоиерея Александра Смирнова – он уже был старенький. Однажды во время беседы я спросил его: «Как было во время войны?» Он рассказал случай, который с ним произошел. «Я, – говорит, – из Белавино, куда меня вызвали для отпевания, возвращался в Клин. Было очень холодно, мороз градусов 40. Я был в валенках. Стоит немец-часовой, подзывает к себе: “Патер, дай мне валенки, мне стоять холодно, а тебе – сапоги мои”. И оружием грозит. Так и забрал мои валенки…»

– Чем война стала для Русской Православной Церкви? Как отразилась на ее судьбе?

– Человек не может жить без надежды, без поддержки. И такую опору в то тяжелое время наш народ нашел в вере. Немногочисленные храмы были переполнены. Люди молились о своих близких, о победе над врагом. И не только молились – верующие собирали пожертвования на нужды армии. На средства Русской Православной Церкви были построены танковая колонна имени Димитрия Донского и эскадрилья имени Александра Невского.

Изменилось и отношение власти. К началу войны Русская Церковь стояла на грани уничтожения. Духовенство и активные прихожане были либо физически истреблены, либо отправлены в лагеря. Оставалось лишь три действующих епископа! Но уже в начале войны Сталин обратился к народу со словами «братья и сестры», вспомнив, что все мы дети одного Отца и только общими усилиями мы сможем одолеть врага.

А в ночь с 4 на 5 сентября 1943 года состоялось одно из важнейших событий XX века в истории нашей Церкви: встреча Сталина с Патриаршим местоблюстителем митрополитом Сергием (Старгородским), митрополитом Николаем (Ярушевичем) и митрополитом Ленинградским Алексием (Симанским). Церковные иерархи получили разрешение на проведение Архиерейского собора, чтобы избрать Патриарха. Многие архиереи тогда были выпущены из тюрем и лагерей, на собор их доставляли самолетами. Встал вопрос: какой титул будет носить Патриарх? Митрополит Сергий сказал: «Московский и всея Руси». Сталин предложил: «А может быть, Советского Союза?» Но митрополит Сергий настоял на своем. Я думаю, он был прозорливым – Советский Союз распался… А Русь живет.

Беседовала Елена Кислова

Фото: Галина Акулова


Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война 1941—1945 гг. Часть 1
Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война 1941—1945 гг. Часть 2
Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война 1941—1945 гг. Часть 3

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Церковь и общество | Добавил: jula (10.05.2015)
Просмотров: 1752
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2020 Яндекс.Метрика