Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

Что такое патриотизм?
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Среда, 08.12.2021, 13:06 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Рождественский пост
Рождественский пост
28 ноября - 6 января
Рождественский пост



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Церковь и общество

Что такое патриотизм?

Автор: Юлия Павлюк

Что такое патриотизм? Как воспитать молодое поколение неравнодушным к судьбе страны, способным защищать себя, свою семью, родную землю? Об этом наш корреспондент беседует с Юрием Константиновичем Бойцовым, военным по профессии и по призванию, спортсменом, преподавателем.

Отличник физкультуры и спорта СССР, мастер спорта по волейболу, военный спортсмен - за 27 лет военной службы Юрий Константинович работал в должности начальника физподготовки полка, дивизии, армии, был начальником кафедры военного училища, готовил военных инструкторов для Афганистана. Более 20 лет "на гражданке" преподает физкультуру в различных учебных заведениях, в настоящее время - в клинской Православной классической гимназии "София".

В школе для Юрия Константиновича открылся новый фронт работы. Он много занимается с детьми во внеурочное время: возит на соревнования и выставки, старается повысить КПД самих уроков физкультуры - обустроил территорию для прыжков в длину, установил на спортивной площадке снаряды для прыжков в высоту и тренажёр, на котором одновременно может заниматься целый класс, оборудовал места для индивидуальных тренировок. Думаю, дело в особой гражданской позиции, в ответственном, "не формальном" отношении к работе, ведь служить Родине можно не только в армии.

- Юрий Константинович, вы были мальчишкой, когда началась война, - какой след она оставила в вашей душе, что запомнилось?

- Меня родители привезли в Клин 25 мая 1941 года, на отдых в Демьяново, к дедушке. Через месяц началась война, и я остался здесь, на чужбине, в семье родной тёти в деревне Давыдково. У нее было трое своих детей, и я стал четвертым. Родители остались на Смоленщине, откуда отец ушёл на фронт, а мать с сестрой были вывезены немцами на Украину.

Мне было шесть с половиной лет, но я всё прекрасно помню. Перед самым началом войны мой дедушка, Гавриил Давыдович, привёл меня в Дом-музей Чайковского. Здесь было замечательно, хотя дом, конечно, не имел такой красивой ограды, как сейчас, и комната для выступлений, служившая концертным залом, была маленькой.

Интересно, что как только немцы ушли из Клина, меня дедушка сразу же опять привёл в музей - и что я там увидел!.. Всё было разбито, вещи выброшены на улицу. Пианино тоже было исковеркано, сломано, клавиши повреждены. Конечно, всё это осталось в памяти.

Первое знакомство с немцем у меня было в Давыдкове. В барском доме на первом этаже работал магазин, моя тётя была завсельпо. Зашли туда два немца: "Матка, деньги давай!" Тётя Клаша испугалась, вынимает пачку денег, они большие были такие, лохмотьями. Немец стал пересчитывать, и одна купюра упала, я наклонился, поднял, подал ему. Он меня ка-ак треснет по голове "Э, гуд киндер!" и в воздух выстрелил, специально. Да, вели себя нагло, но в этот раз не тронули никого. Были люди, которые помогали немцам, по их наводке моего деда, директора совхоза, взяли провожатым в Голенищево, чтобы показал, где скрываются партизаны. Он повел их, а мост оказался взорван. С него сняли сапоги, по голове ударили, но не убили.

Однажды с мальчишками мы наблюдали воздушный бой над Давыдково. Встретились два самолета - мы стоим, смотрим, и тут наш пилот сбивает противника, немец прыгает с парашютом. Мы побежали за лес, туда, где он приземлился, и нашли его уже мертвым. Взяли парашют. Удивительно, мы были маленькие, но ничего не боялись - бегали, стреляли, помогали взрослым, выполняли их поручения. У нас была очень сильная ненависть к фашистам.

В Голенищеве был партизанский отряд, количество людей не знаю, думаю, около тридцати человек. Дети деревни Давыдково, и в том числе мой брат Лёля, десяти лет, были связаны с партизанами. Ожидали, что вскоре подъедет отряд немцев, на десяти машинах примерно, и остановится в Борозде. Партизаны попросили, чтобы мы украли ручки, которыми заводят машины.

Подошла колонна, остановилась на ночлег. С двух сторон ходили часовые. Ночь была безлунная, детей разделили на две группы по пять человек. Мы ручки сняли, утопили в Сестре, а партизаны напали уже на рассвете и захватили груз - очень нужное для них зимнее обмундирование (тулупы, рукавицы, валенки).

Немцы подтягивали отряды с Волоколамского направления, с Высоковска. Помню, мы в Давыдкове услышали взрыв страшной силы, прямо земля содрогнулась. Это немцы взорвали "Клинволокно". Потом я увидел, что от детонации собор на площади местами покрылся трещинами.

В моей памяти остались ряды белых берёзовых крестов с касками на могилах немецких солдат на месте памятника Чайковскому, возле Соборной (Советской) площади. Недалеко от Торговых рядов, со стороны парковки, раньше был сквер, в котором их тоже хоронили.

Фашисты рвались к Москве, но почему они так и не взяли Крюково? Думаю, Бог нашим солдатам помог сильно. Есть такое оружие "климатическое" - это я сейчас понимаю. Так вот, в начале декабря 1941 года был сильный снегопад, трое суток сыпал снег. Мы встаём утром и не можем открыть дверь в частном доме, выглянули в окно - всё засыпано: три с половиной метра снега выпало. Так как немцы придерживались дорог, это было им очень некстати. Сама Ленинградка была устлана трупами, разбитыми машинами, надолбы стояли на всем протяжении. Мост у деревни Борозда (слева, если ехать в Москву) был взорван, а по ту сторону реки Сестры (в районе деревень Горки, Давыдково, Фроловское) шли траншеи, стояли наши танки, блиндажи в лесу были, мы с пацанами туда потом лазили.

- Как вы узнали о победе?

- Радио не было, новости приносили люди, и примерно с 4 мая мы знали о скорой победе, ждали известия о полной капитуляции Германии. Конечно, это была радость, которую трудно передать словами. Особенно радостно было, когда за мной в Клин приехал отец. Оказалось, что он уже отыскал и мою мать в Смоленской области - они с сестрой вернулись из Украины, по счастливой случайности им удалось сбежать из эшелона во время отправки в Германию мирного населения.

Примерно в августе я стал свидетелем того, как по Ленинградке в Москву вели пленных. Они двигались по десять человек, колонна растянулась на 2-3 км - от входа в Давыдково и до кузницы, которая стояла на выходе из деревни. Их усадили. Мы, мальчишки, набрали лесных яблок за пазуху, шли вдоль этой колонны и ели. Один из пленных протянул руку: "Дай, дай, дай!" Я три яблока вынул, отдал ему. А он полез в карман и достал оттуда авторучку, интересную, с пипеточкой - я такую даже не видел, - протянул мне. И мы пошли дальше.

- Не было такого, чтобы люди вели себя агрессивно по отношению к пленным?

- Нет, был только один момент. Уже миновав середину колонны, я увидел, как пленный кинулся на конвоира, и тот сразу, на месте пронзил его штыком. Все пленные поднялись, закричали. Мы - бежать…

- Как складывалась жизнь семьи в послевоенное время?

- В сентябре 1945 года моего отца направили в Германию, он забрал и нас. Мы поселились в городе Петрас Вальдау - на границе Польши и Германии. Город, примерно как Клин размером, был совершенно безлюдным. Два бассейна, два стадиона, дома - и только военные с семьями, никого из местных жителей. Мы жили одни в многоквартирном трёхэтажном доме. Заходи в любую квартиру - мебель есть, всё на своих местах, и … тишина. Думаю, население было эвакуировано, поскольку следов погромов и насилия на улицах города мы не видели. Здесь было замечательно, комфортно, мы прожили в городе один год, потом отец демобилизовался.

Когда в 1945 году мы вернулись из Германии, я пошёл в высоковскую школу, в третий класс. Стал учиться, занялся спортом - волейболом, лыжами. Помню, в восьмом классе писал сочинение по книге "Слово о полку Игореве", и я его, конечно, списал. Учительница меня очень хвалила, но, видимо, всё же заподозрив неладное, во время следующего сочинения от меня буквально не отходила. "Что, списать не можешь?" - спросила она, видя мой пустой лист. Я чистосердечно признался, но от "бури" это меня не спасло, на следующем занятии учительница разнесла меня "в пух и прах". Оставшись потом наедине, преподавательница меня не просто отругала, но и пообещала, что жизнь моя не сложится, ведь именно такая участь постигает всех нечестных людей. Придя домой, я сказал отцу, что в школу больше не пойду. "Пойдёшь работать", - ответил отец. У меня было некоторое художественное дарование - благодаря ему я смог зарабатывать. Я работал, учился по вечерам, и через год, в 1955 году я окончил школу рабочей молодежи, стал поступать в военное училище. Ещё в школе я твердо решил, что обязательно стану военным и спортсменом.

- Это было ваше собственное решение?

- Да, только моё. Но в училище я не попал, меня призвали в армию. Уже в воинской части в Калуге мне предложили пройти обучение. Я ездил поступать в разные учебные заведения: сначала - в военный институт физкультуры и спорта имени Ленина в Ленинграде, но там я не сдал норматив по плаванию, ведь бассейна в школе у нас не было - на одну секунду не уложился.

Вернулся в часть, потом ездил в рязанское автомобильное училище, но там мне не понравилось, спортзала не было. В результате поступил в Московское Кремлевское училище Верховного Совета. Шесть парадов на Красной площади, три парада на Поклонной горе…

По окончании училища меня командиром взвода направили в Солнечногорск на курсы "Выстрел", там я прослужил 9 лет. Одновременно учился в Московском институте физкультуры, кстати, моей одногруппницей была Ирина Роднина. Потом меня перевели в Венгрию. Там я играл за венгерскую волейбольную команду, во второй лиге. Институт закончил по возвращении из Венгрии. В Солнечногорске я был на должности начальника физподготовки полка, из Венгрии вернулся начальником физподготовки дивизии.

Потом попал под Киев, в Выползово. Оттуда родом были чуть ли не все украинские полицаи, Гитлер наградил этот населённый пункт железным крестом. Обстановка была непростая. В этой учебной дивизии числилось 19 тысяч человек, здесь я прослужил 3 года. Обстоятельства сложились таким образом, что занятия, которые я проводил для всех начальников военных училищ, посетил министр обороны страны, меня "заметили" и направили в Киевское командное общевойсковое училище заведующим кафедры физподготовки и спорта. Там я прослужил с 1975 по 1982 год, потом демобилизовался, работал в киевской школе, потом была Монголия, работал в должности начальника НВП, и снова - Киев.

В 90-е годы, когда в Украине стали нарастать антироссийские настроения, начались попытки переписать историю войны, я решил уехать в Москву, к сыну. Помогал ему обустроить квартиру - руки у меня "золотые", как говорят.

Без дела я не могу, хочу работать. В московской школе меня приняли с распростертыми объятиями: высшая категория, отличник физкультуры и спорта СССР, заслуженный учитель физкультуры и спорта Украины. Проработал я в московской школе один год, и отец позвал меня к себе, в Клин, предложил устроить в строительный колледж. Но там я "не прижился", через два года ушел в школу и 17 лет проработал в клинской школе № 13, развивал флорбол; сейчас преподаю физкультуру в православной гимназии "София".

- Какие примеры патриотического воспитания были в вашей семье? Отец пошел в армию по призыву, или он изначально был военным?

- Мой отец уже был военным, помимо этого у него было два высших образования - высшее математическое и историческое. Он сам был примером для нас, никакого особенного патриотического воспитания не было.

Во время войны мне, конечно, дед пояснял, что на нас напали фашисты, хотят нас всех в рабство взять. Это было вероломно, исподтишка, - так мы это ощущали, я испытывал презрение к врагам. Сама жизнь подталкивала к тому, что нужно защищаться. Мама много рассказывала о том, как она была в эвакуации и бежала оттуда, о том, как фашисты убили деда на Смоленщине.

- Каким должно быть военно-патриотическое воспитание молодежи?

- Вопросы военно-патриотического воспитания должны быть в центре, а мы практически не готовим молодёжь к защите Родины. Из каких составляющих складывается воспитание? Духовное, физическое, умственное, эстетическое, трудовое, военное.

Хочу сказать о роли спорта. Ребенок должен с детства получать "порции" физкультуры. Важно развивать координацию движений - лучше всего для этого подходят спортивные игры, гимнастика. Нужно научить падать, поэтому физкультура должна включать элементы акробатики - я это даю на уроках своим ученикам. Физкультура учит быть смелым, преодолевать себя. Ребенок не обязательно станет хорошим спортсменом, но он будет здоровым, сильным, сможет за себя постоять. Патриотизм воспитывается и на соревнованиях: ребенок будет патриотом своей школы, гимназии, класса, в конце концов.

Вспомните, как отзывались генералы о русском солдате: "Русский солдат неприхотлив. Его накорми, дай чуть-чуть отдохнуть, и он горы свернет". Гитлер этого не учел.

- Служба в армии нужна для всех, или армия должна быть профессиональной?

- Обязательно для всех. Это школа мужества. Это не мной, народом придумано. В армии послужил - значит, что-то понял о жизни. Армия дисциплинирует, учит переносить лишения и тяготы.

- Юрий Константинович, какая награда для вас самая значимая?

- Награда "За ратную доблесть" - самая для меня ценная, Громов вручал. В мирное время, в гражданских условиях, ей награждают за отвагу. Громов был командующим Киевского округа, президентом "Боевого братства", ему про меня доложили, видимо. Я ведь в своё время готовил инструкторов для Афгана…

Фото: Юлия Павлюк

Можно ли верующему человеку заниматься спортом?Можно ли верующему человеку заниматься спортом?
Автор: Елена Кислова
В выпуске телепередачи "Дорога к храму" мы решили побеседовать об этом с настоятелем храма св. вмч. Георгия Победоносца с. Подтеребово. Свободные вечера о. Савва проводит с клюшкой на льду клинского Ледового дворца им. Валерия Харламова, тренируясь с хоккейной командой "Титан-2".



Клин-9Возродить былые традиции воинской славы!
Автор: Ирина Филиппова
На территории Клинского района располагается несколько воинских частей. Две из них - в городке Клин-9. Здесь в 2003 году был построен деревянный храм в честь священномученика Серафима Клинского. А значит, Сам Бог велел настоятелю храма священнику Игорю Ковалеву налаживать контакты с военнослужащими. Мы попросили его рассказать о том, как идет эта работа и как могут и должны сотрудничать Церковь и Российская армия.



Обязанность мужчины - защищать ОтечествоОбязанность мужчины - защищать Отечество!
Автор: Елена Кислова
Так считают воспитанники военно-патриотического клуба святого благоверного князя Александра Невского, действующего при Доме детского творчества и Успенской церкви в Демьяново. Мальчишки в пятнистой военной форме и в караулах у братских захоронений стоят, и кресты поклонные помогают устанавливать, и в крестных ходах участвуют. А еще побеждают на всевозможных соревнованиях и слетах православных военно-патриотических клубов, в том числе и всероссийского уровня. Мы побеседовали с ребятами, которые являются "ветеранами" клуба.




Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Церковь и общество | Добавил: Pravklin (17.06.2015) | Автор: Юлия Павлюк
Просмотров: 1969
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2021 Яндекс.Метрика