Клин православный

Сергиево-Посадская епархия Русской Православной Церкви

Иконография святых равноапостольных Кирилла и Мефодия
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Пятница, 01.03.2024, 07:59 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта


Сайт pravklin.ru прекращает свою работу.

Приглашаем вас на медиаресурсы Скорбященского храма г. Клина. Вы сможете найти там информацию о самых значимых событиях в жизни Русской Православной Церкви, новости Клинского благочиния и прихода Скорбященского храма, а также посмотреть свежие выпуски телепрограммы «Дорога к храму».


Новый сайт с актуальной информацией: правклин.рф


Telegram канал медиацентра «Клин православный»: https://t.me/pravklin


YouTube канал с выпусками телепрограммы «Дорога к храму»: https://www.youtube.com/@PravklinRu


Группа ВКонтакте с новостями прихода: https://vk.com/pravklin




Главная » Статьи » Духовное просвещение

Иконография святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

Автор: епископ Балашихинский Николай

Учителя святые, молим вас всеусердно: народы,
которые вы сокровищем благовестия обогатили,
утвердите на камне исповедания Христова…
(свт. Филарет Московский)

Задача нашей краткой заметки по иконографии святых равноапостольных Мефодия и Кирилла - не столько дать обзор древних сохранившихся памятников (их, к сожалению, немного), сколько обратить внимание на актуальность темы: ежегодное проведение Дней славянской письменности и культуры стало причиной появления многочисленных и разнообразных изображений Солунских братьев. Это и традиционная иконописная техника, и скульптура, и различные графические изображения. Очевидно, наступает время проработать каноны, которых следовало бы придерживаться художникам, пишущим, ваяющим или рисующим славянских просветителей.

Иконография святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

Россия, XIX в. Место хранения: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Но прежде, чем начать рассказ о изображениях святых братьев, обратим внимание на то, что считала важным в их житии и трудах Церковь. Общеизвестно, что почитание их началось вскоре после преставления. Ранние тексты житий Кирилла и Мефодия, по стилю приближающиеся к синаксарю, являются не столько изложениями биографических данных, сколько свидетельствами о святости братьев, задача которых - способствовать установлению их почитания. Современники не сомневались в святости жизни Кирилла; уже в материалах, после его кончины собранных братом, содержатся несомненные свидетельства его святости, в частности, что славянская азбука была получена им как откровение Божие. Всеобщее признание святого было подтверждено и написанием иконы, помещенной над его гробом [12].

Житие Мефодия, составленное в ближайшие к его смерти десятилетия, содержит первый текст, имеющий богослужебное звучание, - это завершающее житие обращение, напоминающее тропарь:

"Ты же, святая и честная главо, свыше молитвами твоими призирая на ны, возлюбившие тя, избавляй от всякой напасти ученики своя, да учение распространяя, а ереси прогоняя, да звания нашего достойно зде поживши, станем с тобою, твое стадо, одесную Христа Бога нашего, вечную жизнь приемлюще от Него, Тому бо слава и честь во веки веков" [12].

Древнейшие сохранившиеся источники содержат упоминания о "преподобном отце нашем Константине Философе, пореченном в чернечестве именем Кирилла" (достаточно часто) и Мефодии, епископе Моравском (реже). Это месяцесловы Остромирова и Ассеманиева Евангелий, месяцеслов Апостола из Охридского монастыря и другие.

Первые богослужебные тексты были составлены учениками равноапостольных братьев еще в Моравии. В Похвале и службе святому Кириллу отмечаются его добродетельное житие, ревность о святых иконах и миссионерские труды. Роль святого в просвещении славянского мира отмечена, но только наряду с его другими просветительскими подвигами; он сравнивается с апостолом Павлом, не является просветителем какого-либо одного народа. Заслуги его в создании славянской азбуки отмечены, но главным образом он восхваляется за своим сочинения (богословские беседы).

Составленная вскоре после преставления Мефодия служба называет его "великим пастырем славян". После изгнания учеников Кирилла и Мефодия из Моравии, уже в Болгарии, они прославляли святых братьев прежде всего как просветителей славян. В богослужебных текстах этого времени подчеркивается, что славянская письменность является священной, открытой Кириллу Самим Богом. Особенно явно эта сторона деятельности святых братьев подчеркивается в эпоху правления болгарских царей Бориса и Симеона.

Вскоре после Крещения Руси здесь начинается почитание солунских братьев; об этом свидетельствует уже первая наша летопись - "Повесть временных лет". Интересно, что в повествовании русского летописца роль Мефодия в создании азбуки больше, чем Кирилла. А в Болгарии в Х веке почитание равноапостольных братьев неуклонно возрастало и в духовной, и в культурной жизни; святые братья стали для Болгарской Церкви ее духовными предтечами.

В начале XI в., со времени византийского императора Василия II Болгаробойцы, в связи с утратой Болгарской Церковью автокефалии, почитание равноапостольных братьев принимает иной характер. Охридская архиепископия видела своей задачей сохранение славянской духовной традиции и наследия равноапостольных Климента Охридского, Мефодия и Кирилла. Видимо, именно тогда начали осознавать необходимость сохранить и облик святых.

Охридский кафедральный собор святой Софии был перестроен и заново расписан в середине XI века; хотя почти половина фресок утрачена, даже то, что сохранилось, представляет собой самый полный из дошедших до нас образцов воплощения богословской программы росписи Византийских храмов этого времени. Архиепископ Охридский Лев, бывший хартофилакс Константинопольской Патриархии, составил программу росписи храма, именно благодаря ему в нижних ярусах росписи алтаря и жертвенника появились изображения славянских иерархов - равноапостольных Климента Охридского и Кирилла Философа [8].

Считается, что фреска XI в. в Охридской церкви святой Софии является одним из наиболее ранних известных изображений равноапостольного Кирилла. К сожалению, сохранность ее неважная.

Есть упоминание о том, что вне славянского мира, в римской базилике святого Климента IX века, было изображение равноапостольного Кирилла. Датируются эти изображения XI веком. Появление их в храме святого Климента связано с обретением равноапостольными братьями в Херсонесе честных мощей священномученика Климента, Папы Римского, во время их миссионерского путешествия в Хазарию. На стенах храма святого Климента изображено не только перенесение его мощей святыми солунскими братьями, но и суд над ними. В этом последнем сюжете изображены святые братья, стоящие на коленях перед Спасителем, а два ангела, апостол Андрей и священномученик Климент свидетельствуют в защиту славянских просветителей.

В связи с последним сюжетом представляется уместным обратить внимание на памятник чешской литературы Х века, известный под условным названием "Легенда Кристиана". Он представляет собой повествование о первых чешских святых - Кирилле и Мефодии, Вячеславе и Людмиле. Повествование это начиналось с рассказа о деятельности Кирилла и Мефодия, обративших в христианство население Великой Моравии (св. Кирилл) и Чехии (св. Мефодий), при этом отмечалось, что Кирилл был по происхождению грек, хорошо знавший греческую и латинскую письменность. Важное место в этом рассказе занимает тема, связанная с созданием славянской письменности. Здесь говорится о создании Кириллом славянской азбуки, переводе с латыни и греческого на славянский Ветхого и Нового Заветов и "многих других" текстов, о совершении богослужения на славянском языке и конфликте, возникшем в этой связи между Кириллом и латинским духовенством. Рассказ заканчивается словами, что Кирилл сумел убедить Папу в своей правоте, доказав, что лишь таким образом он мог приобщить к христианству столь диких и "не знающих путей Божьих людей". Рассказ, в котором подлинные события из жизни Кирилла переданы в сильно измененном виде, показывает, каково было в 90-х годах Х века отношение окружения пражского епископа к славянской письменности. Рассказ "Легенды Кристиана", заимствованный из Пространного жития Кирилла, указывает, что в Чехии конца Х века существовало богослужение на славянском языке: "Оно многими совершается в славянских землях, а больше всего в Болгарии" [14].

В знаменитом Ватиканском минологии, изготовленном для императора Василия II Болгаробойцы, среди четырехсот замечательных миниатюр, иллюстрирующих жития святых и сообщения о памятных событиях церковной истории, есть и изображение равноапостольных Кирилла и Мефодия, открывающих мощи священномученика Климента в Крыму. Миниатюра создана не позднее начала XI века [9].

Но вернемся к изображению святого Кирилла в Софии Охридской. Там представлена целая галерея святителей: Константинопольских и Антиохийских Патриархов, Римских Пап, малоазийских епископов и других святителей Вселенской Церкви; в алатарной части изображены два святителя, особо чтимые в Охридской автокефальной Церкви - Кирилл и Климент. Кирилл изображен в рост, с надписью didaskaloV, т.е. учитель, - это наименование в Православной Церкви усвоено именно святому Кириллу - создателю славянской письменности [4].

Охридский архиепископ конца XI - начала XII века Феофилакт в житии Климента Охридского пишет, что этот святой стремился подражать в добродетели своему наставнику славянскому апостолу Мефодию, "так, как берут за образец картину великого живописца". К тому времени - к 80-м годам IX века, когда сербы вошли в состав славянской Паннонской епископии, во главе которой стоял епископ Мефодий, - земная жизнь другого из солунских братьев, святого Кирилла, уже завершилась.

Представляется интересным один эпизод из жизни равноапостольного Кирилла, который имел важные последствия для иконописи на Балканах, а затем и Руси - в результате чего надписи на иконах стали делать на славянском языке.

Константин Философ, будущий славянский просветитель Кирилл, в споре с иконоборцем Иоанном, бывшим Константинопольским Патриархом, о том, почему в Византии не почитается изображение без надписи, но почитается крест, не имеющий никакой надписи, отвечал: "Всякий крест имеет облик Христова креста, но не все иконы имеют одинаковый облик". Руководствуясь этим, святой Савва Сербский начал надписывать изображения святых, начиная с росписей Студеницы (1208-1209), на славянском языке. Византийцы считали, что всякое живописное произведение только в лике представляет "лик и образ того, ради кого оно было написано", - так свидетельствует анонимный писатель, автор славянского жития Кирилла, которое было написано приблизительно после 869 года [8].

Существует предположение, что в Святой Софии Охридской рядом с изображением славянского апостола Кирилла и Климента Охридского был представлен и другой славянский апостол - Мефодий, лик которого был закрыт более поздним слоем фресок [7].

Еще одно замечательное изображение равноапостольного Кирилла сохранилось в небольшой церкви близ столицы Болгарии; относится оно к XIV веку. Этот период - от начала царствования Ивана Александра (1331 г.) до завоевания Тырновского царства турками-османами (1393 г.) - считается "вторым золотым веком" болгарской культуры. Мастерство провинциальных мастеров этого периода восходит к лучшим образцам "палеологовского ренессанса". Именно к этому времени относятся росписи церкви в селе Беренде, расположенном близ города Годеч (Софийский округ); в этих росписях для нас особый интерес представляет изображение чтимых святых, среди которых хорошо сохранившееся равноапостольного Кирилла.

Святой изображен в полиставрии, в руках у него свиток с текстом: "Благословляй благословящия Тя и освящаяй на Тя уповающия". Надписано изображение "святой Кирилл Философ". Считается, что именования "Философ" славянский просветитель Константин-Кирилл был удостоен скорее всего из-за того, что был преподавателем философии в "Магнаурской школе" в Константинополе. В предисловии к пространному житию он назван "Константином Философом". Уже в ранней богослужебной литературе в связи с канонизацией его с именем (в схиме) Кирилл, он называется Кириллом Философом, например, в месяцеслове Ассеманиева Евангелия XI века, в Минее апрель XI-XII в., в Триоди Григоровича XII-XIII в., в Синодике "Бориловия" XIII века [4].

На Руси почитание святых просветителей славянских известно уже в XI веке; древнейшие службы им, дошедшие до нашего времени, датируются XIII веком. Древнейших изображений святых сохранилось немного. В Кирилловском монастыре в Киеве на фресках около 1170 г., возможно, под влиянием македонских художников, был изображен ряд святых, которых особенно почитали в Македонии и Салониках: святые Кирилл, Мефодий, Климент Охридский, Иоанн Македонский, Иосиф Солунский [8].

Цикл миниатюр, изображающих святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, содержится в Радзивилловской летописи, созданной в начале XV века и содержащей начальную историю Древней Руси от ее истоков до 1206 года.

Иконография святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителя Словенские

Подлинник Радзивиловской (названной так по имени последнего владельца) летописи, попавший в середине XVII века в Кенигсбергскую библиотеку, вернулся в Россию в качестве трофея Семилетней войны в 1761 г. С 1818 г. рукопись хранится в Библиотеке Академии наук (БАН) в Санкт-Петербурге. Среди 613 миниатюр этой летописи нашлось место и для изображения славянских просветителей [10].

Весь текст Радзивиловской летописи - русский, а не переводной с греческого; его начальную часть составляет "Повесть временных лет". Текст летописи, а вслед за ним и содержание миниатюр освещают главным образом политическую историю Руси. Отсюда - преобладание изображений битв, военных походов, княжеских переговоров, посольств и т.п. Однако здесь присутствует и с определенной последовательностью, декларативной отчетливостью раскрывается другой, как бы параллельный аспект истории - христианский. Причем Русь, в соответствии с концепцией составителей, с первых листов повествования, предстает как неотъемлемая часть общехристианского мира, изначально связанная с обращенной к ней апостольской проповедью и пророчеством о ней [11].

Следом за миниатюрами, в которых словно бы зримое воплощение получает "Слово о законе и благодати" киевского митрополита середины XI века Иллариона (говорящее об изначальной причастности Руси к мировому христианству), начинается цикл миниатюр (№ 30-33), посвященных миссионерской деятельности святых равноапостольных учителей словенских, Константина-Кирилла и Мефодия. Этот цикл носит программный характер [11].

В соответствии с текстом "Повести временных лет" изложение деятельности святых братьев-просветителей славян следует как вставной эпизод после перечисления покоренных уграми народов под 898 г. Упоминание в этом ряду моравов дает автору летописи повод для следующей записи: "Сим бо первое переложена книга мьраве, яже прозвася грамота словеньска, яже есть в Руси и в болгарех Дунайских". Далее следует известие о посольстве крещеных славянских князей к императору Михаилу III (842-867), возвращающее читателя летописи к истории создания славянской грамоты [11].

Цикл миниатюр открывает сцена совета византийского императора с философами в Константинополе (слева) и сцена беседы императорского посланника с отцом святых братьев Львом в Солуни (справа), объединенные в одну миниатюру (№30). Ниже на том же листе рукописи представлена, также двойная, сцена создания "письмен азбуковных словенских" и одновременно перевода на славянский язык Евангелия, Апостола, Псалтири и Октоиха (№31) - и "преложиста Апостол и Евангелие" и, добавляет летописец, "рады быша словяне, яко слыша величие Божие своим языком". Затем, продолжает летописец, братья "преложиша Псалтирь, Октоих и прочия книги".

Зрительно акт создания - как бы чудесным образом мгновенен. В процессе работы над оформлением рукописи миниатюра подвергалась серьезным переделкам, следы их хорошо просматриваются. В итоге иллюстраторы избрали наиболее традиционный вариант в виде привычных "авторских" портретов. И хотя самый текст изобретенной "азбуки" представлен крайне схематично, возвышенный характер труда братьев очевиден. На обороте того же листа следует миниатюра (№32) с изображением поставления святого Мефодия Папой Адрианом II в 869 г. в епископа Паннонии. Сцена эта - своего рода кульминация цикла. Ее триумфальный характер (также в рамках иконографического канона) делает очевидными великие заслуги просветителя-иерарха, наследовавшего апостольскую кафедру [11].

Завершает эту серию миниатюра (№33), которую принято интерпретировать как сцену продолжающейся просветительской деятельности святого Мефодия - перевода им книг с греческого на славянский и их переписки двумя скорописцами. Эта интерпретация действительно соответствует тексту "Повести временных лет", зафиксированному на л.13 об. Радзивиловской летописи. Однако характер парных сцен, составляющих миниатюру, позволяет поставить ряд вопросов. Прежде всего потому, что все три персонажа имеют нимбы, и это неожиданно: на предшествующей миниатюре нимбами снабжены только сам Мефодий и Папа Адриан II. Не исключено, что перед нами слева - собственно переписка книг по распоряжения святого Мефодия. Справа - "портрет" святого Кирилла в образе инока, принявшего постриг незадолго до смерти. При этом допустимо полагать, что справа в предшествующей сцене представлен также Кирилл, но в качестве переписчика [11].

Иными словами, миниатюра №33 как бы суммирует деятельность братьев, сообщая изображению - при всем простодушии, если не примитивности, столь же триумфальный характер. Деятельность братье здесь уподобляется, с вполне четкими иконографическими параллелями, подвигу святых отцов - творцов Литургии [11].

Текст "Повести временных лет" рисует деятельность святых Кирилла и Мефодия обобщенно, с большими лакунами в их биографии. Отсутствует, в частности, важный для западного и центрально-византийского мира эпизод посещения хазар, обретения мощей святого Климента папы Римского, несмотря на его широкое почитание в таких центрах Руси XI-XII вв., как Киев и Новгород Великий.

Для автора "Повести временных лет" и иллюстраторов важнее общий итог деятельности братьев и причастность к нему Руси. Рассматриваемой миниатюре предшествует текст о просветителе славян апостоле Андронике и проповеди "моравов" апостолом Павлом: "Вот почему учитель славян - апостол Павел, из тех же славян и мы, Русь; поэтому и нам, Руси, учитель Павел, так как учил славянский народ и поставил по себе для славян апостолом и наместником Андроника. А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались Русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, а речь была славянской. Полянами назывались потому, что сидели в поле, а язык был общий - славянский". Цитированный текст (л.13 об. - 14) заключает миниатюра №33 [11].

Одна из миниатюр посвящена строительству Софийского храма и Золотых ворот с надвратной церковью. Следующая миниатюра (л. 88, №198) к словам: "Ярослав же сей, яко рекохом, любим бе книгам, и многы исписав и положы в святей Софии и иные церкви ставляше по градам и по местом, и поставляя попы и дая им от имениа своего урок, веля им учити людие…" - представляет скрипторий при Софийском кафедральном соборе. Миниатюра почти точно повторяет сцены создания славянской "азбуки" и переводческой деятельности святых Кирилла и Мефодия, о которых говорилось выше. Она как бы завершает начальный этап просвещения Руси, и зрительно, и по смыслу [11].

Уместно здесь привести слова еще одного летописца (из Новгородской летописи старшего извода): "Муж мудр, не имея книги, подобен есть оплоту без подпор стоящую, аще будет ветр, то падется", - новгородский летописец включил в свою летопись эти слова преподобного Ефрема Сирина не случайно: в православном сознании Древней Руси мудрость неразрывно была связана с книгой. Именно как основоположников славянской книжности почитали наши предки Солунских братьев.

Ко времени создания иконописных подлинников иконография святых Мефодия и Кирилла почти утрачивает связь с ранними их изображениями, что хорошо видно из приведенного ниже текста: "Мая 11 дня - святые равноапостольные Мефодий и Константин, в иночестве Кирилл, учители словенские: типа болгарских славян. Св. Константин, в схиме Кирилл - средних лет, т. е. 42, с более чем средней величины окладистой и на конце раздвоенной бородой, с проседью; можно его писать как епископа в фелони и омофоре; и как схимника в схиме, в мантии со скрижалями; в руках хартия с надписью его изречения: "Создал Бог человека, между небом и землею, между ангелами и скотами разумом, убо и смыслом отлучи от скотов, гневом же и похотью отлучи от ангелов, и даде вольную волю, да еже хощет, творит, и к чесому приближается, тому и обрящется: или ангелом обрящется, работая Богу, якоже просвещенный его разум учинит; или несмысленным скотом общник бывает, работая похотем плотским без воздержания".

Можно писать его и с книгой Евангелия. Скончался он в 869 году.

Святой Мефодий - старший брат святого Кирилла: старец, сед, с большой, но узковатой бородой; волосы не длинны, в фелони и омофоре; в руках книга с буквами: А, Б, В, - так как он изобрел азбуку и грамоту для славянского языка. Можно писать ему и хартию, по житию: "Обыдоша страну ту всю, и вся люди укрепиша и увериша, а жиды прогнаша". Или: "Яко изящный борец, пророческими словесы и апостольскими реченьми, яко воин на обе руце стреляя на жиды, и на еретики, и препре их". Скончался в 885 году".

Обращаясь к образам просветителей славян, при создании новой иконографии, несомненно, следует учитывать не только общие рекомендации иконописных подлинников, но и то неразрывное духовное единство равноапостольных братьев с вселенским Православием, которое старались показать авторы их ранних изображений - и в росписи храмов, и в книжной миниатюре.

В рукописной Минее конца XVI века из собрания Софийской библиотеки (РНБ) есть замечательное примечание, сделанное писцом: "Писал сию книгу раб Божий Тимофей - рука моя, письмо наше". Во все времена славянская письменность была, есть и будет нашей, т. е. духовно объединяющей людей славянского мира - и не только славянского, всего православного мира, - культурой, историей и, конечно, верой. А у истоков нашей письменности видим мы равноапостольных солунских братьев, и, не имея портретного их изображения, ясно представляем их духовный облик.

Источники и литература:
Ангелов Д. Кирил и Методий и византийската литература и политика. - Хиляда и сто години славянска писменост. София. 1963.
Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи XI - начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т.1-2. М.,1963.
Арциховский А.В. Древнерусские миниатюры как исторический источник. Томск-М., 2004.
Бакалова Е. Стенописите на църквата при село Берендее. София, 1976.
Василиев Ас. Образи на Кирил и Методий в чуждото и нашето изобразително изкуство. - Хиляда и сто години славянска писменост. София. 1963.
Гранстрем Е.Э. Почему митрополита Климента Смолятича называли "философом". - ТОДРЛ, т.25.
Грозданов Ц. Портретите на Климент Охридски во средневековната уметност. - Словенска писменост. Охрид, 1966.
Джурич В. Византийские фрески. Средневековая Сербия, Далмация, славянская Македония. М., 2000.
Лазарев В.Н. История византийской живописи. Т.1. М., 1986.
Подобедова О.И. Миниатюры русских исторических рукописей. К истории русского лицевого летописания. М., 1965.
Попов Г.В. Тема славянского просвещения в миниатюрах Радзивиловской летописи. - Древнерусское искусство. Византия, Русь, Западная Европа: искусство и культура. СПб., 2002.
Тахиаос А-Э.Н. Святые братья Кирилл и Мефодий, просветители славян. Сергиев Посад, 2005.
Флоря Б.Н. Христианство в Древнепольском и Древнечешском государстве во второй половине Х - первой половине XI века. - Христианство в странах Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европы на пороге второго тысячелетия. М., 2002.
Флоря Б.Н., Турилов А.А., Иванов С.А. Судьбы кирилло-мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия. СПб., 2000.
Харисијадис М. Минијатуре и орнаменти Октоиха р.64 Градске библиотеке у Загребу. - Зборник на ликовне уметности. Нови Сад, 1968, бр.4.
Чиркович С. Сербия. Средние века. (Славяно-византийский свод). М., 1996.

Источник: www.mepar.ru
Фото: www.lib.pstgu.ru

Житие Мефодия и Кирилла, учителей СловенскихЖитие Мефодия и Кирилла, учителей Словенских
Святые равноапостольные первоучители и просветители славянские, братья Кирилл и Мефодий происходили из знатной и благочестивой семьи, жившей в греческом городе Солуни. Святой Мефодий был старшим из семи братьев, святой Константин (Кирилл - его монашеское имя) - самым младшим



Святые равноапостольные Кирилл и МефодийРусский язык должен быть чистым!
Автор: Ирина Филиппова
В эти дни празднуется память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия - просветителей славянских.
- Почему принято считать, что язык формирует культуру человека?
- Что такое сленг, жаргон? Допустимо ли их появление в литературной речи?
- Меняется ли в школах, вузах принципиальный подход к преподаванию русского языка?
- Насколько знание церковнославянского языка полезно современным школьникам?
На наши вопросы отвечают преподаватели Православной классической гимназии "София"




Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Духовное просвещение | Добавил: Pravklin (24.05.2013) | Автор: Епископ Балашихинский Николай
Просмотров: 6095
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2024 Яндекс.Метрика