Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Мать никто не заменит. Часть 2
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Среда, 12.08.2020, 21:40 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Семь-я

Мать никто не заменит. Часть 2

Автор: Татьяна Шишова

Очередная утопия
Мать заменить никто не сможет

Итак, для ювенальной юстиции кровное родство - пустой звук. Говорить ее сторонники могут что угодно, но логика действий свидетельствует именно о таком подходе. Впрочем, многие уже особо и не таятся. В полемике по поводу Натальи Зарубиной прозвучало весьма симптоматичное высказывание: "Странно, что прежде чем ребенка увозить в Россию, не проверили официально и не огласили условия жизни для девочки и состоятельность матери содержать ребенка в нормальных условиях. Когда усыновляют детей, будущих родителей контролируют".

То есть, что родной ребенок, что усыновленный, для автора высказывания разницы нет. И таких людей (а их, повторяю, уже немало) нисколько не смутят возражения, что тогда почти у всей России нужно отнять детей и передать за границу. Будь их воля, они бы это сделали. Причем считали бы себя гуманистами, действующими в интересах ребенка.

Другой Наталье, актрисе Захаровой, не разрешали навестить отнятую маленькую дочь в приюте даже во время тяжелой болезни девочки. "Она не нуждается в вас, - говорила Наталье судья, - рядом с ней профессионалы. Ей с ними хорошо". В данном случае мы видим уже не уравнивание, а превозношение: профессиональные психологи и педагоги якобы гораздо лучше родной матери.

Интересно и то, в какие семьи помещаются отнятые дети. В "ювенальных" странах их обычно не усыновляют, поскольку процедура эта крайне затяжная, да и отказаться от ребенка, если вдруг отношения не сложатся, довольно сложно. Детей устраивают в профессиональную (фостерную) семью. Для таких семей родительство именно профессия, потому что они за деньги оказывают услуги государству по воспитанию детей, изъятых у родных. Причем ребенка по тем или иным соображениям нередко передают из одной фостерной семьи в другую, так что до своего совершеннолетия он может сменить несколько таких семей. Дочка Натальи Захаровой, например, побывала уже в двух. А теперь ее перевели в закрытый интернат, хотя мать на протяжении одиннадцати лет только и делает, что добивается возвращения Маши. Но в "ювенальной" реальности непопулярна идея приоритета кровной семьи. Поэтому случаи возврата детей нечасты, о чем свидетельствует опыт множества родителей, объединяющихся в ассоциации для защиты своих прав.

Как тут не вспомнить очередного "кремлевского" - вернее, вашингтонского мечтателя, известного футуролога Элфина Тоффлера?! Почти 40 лет назад в книге "Шок будущего" он предлагал ввести систему, при которой "профессиональные родители" возьмут на себя функцию воспитания детей за других. "Профессиональными родителями, - предсказывал Тоффлер, - будут не врачи, а реальные семьи, которым будет поручено (и, добавим, хорошо оплачено. - Т.Ш.) воспитание детей". И обосновывал свой прогноз следующим образом: "По мере того как современная система рушится, а супериндустриальная революция накатывает на нас, по мере того как количество юных преступников возрастает, как сотни тысяч мальчишек сбегают из дома и студенты неистовствуют в университетах во всех технообществах, мы можем ожидать громогласных требований прекращения родительского дилетантизма… Существуют гораздо лучшие способы справиться с проблемами молодежи, но профессиональные родители являются самым надежным из предложенных, хотя бы только потому, что это вполне соответствует стремлению общества к узкой специализации. Кроме того, есть сильная скрытая потребность в таком социальном нововведении. Даже сейчас миллионам родителей представляется благоприятная возможность успешно отказаться от своих родительских обязанностей - и не обязательно из безответственности или от недостатка любви (выделено мной. -Т.Ш.). Нервные, озабоченные, сталкивающиеся с рядом проблем, они осознают, что не отвечают требованиям поставленных перед ними задач. Наличие и изобилие специально подготовленных профессиональных родителей не только позволило бы многим сегодняшних биологическим родителям охотно передать им своих детей, но и рассматривать это как проявление любви, а не наоборот".

"Газеты будущего, - грезил футуролог, - могли бы помещать объявления, обращенные к молодым женатым парам: "Почему родители должны себя связывать? Позвольте воспитать вашего ребенка ответственным и преуспевающим взрослым. Категория А профессиональной семьи предлагает: папа - 39 лет, мама - 36 лет, бабушка - 67… Число детей - от одного до четырех, 6-8 лет. Выверенная диета превосходит установленные стандарты. Все взрослые ручаются за развитие ребенка и умение обращаться с ним. Биородителям предоставляется возможность часто посещать детей. Контактный телефон приводится ниже. Ребенок может проводить каникулы с биородителями. Поощряемые религия, искусство, музыка, специально оговариваются. Минимальный контракт - 5 лет. Подробности почтой".

Биологические же родители, по мнению Тоффлера, могли бы исполнять роль "заинтересованных крестных, то есть дружественных и полезных посторонних".

Что ж, прогноз уже в значительной части осуществился (вплоть до предсказанного Тоффлером разрешения гомосексуалистам усыновлять детей). Во Франции, по данным Ассоциации по защите прав детей, отнято порядка 2 млн. детей - примерно пятая часть. С поощрением религии, правда, с каждым годом дела на Западе обстоят все хуже. Да и с принципом добровольной передачи детей на воспитание родителям-профессионалам - тоже. Но для утопий это обычная история. Глупое человечество всегда приходится палкой загонять в светлое будущее.

Нет человека - нет проблемы

А теперь копнем еще глубже и спросим: почему те, кто разлучают детей с родителями, сейчас не видят в этом трагедии? Ну, хорошо, они заботятся о благе ребенка, как они его понимают. Но ведь не только многие родители не хотят отдавать ребенка. Дети тоже часто этого не хотят: разыгрываются прямо-таки душераздирающие сцены. Почему не жалко?

Люди, у которых на Западе отняли детей, часто повторяют одну и ту же клишированную фразу, которую им говорили самые разные ювенальные судьи и прочие "защитники детей": "Мы действуем в интересах вашего ребенка. Мы знаем, как ему лучше". В последний год она несколько раз попадалась мне и в публикациях о нашей опеке, пытающейся перейти на "ювенальные рельсы". Так говорят, когда верят в свое превосходство: дескать, вы невежи, а мы люди компетентные, знающие, нам виднее. Наверное, это частичное объяснение: в современном обществе усиленно поддерживается культ экспертов и "специализма". Ну, а "ювенальщики" еще и хорошо поддержаны экономически. На Западе они получают прекрасные зарплаты и, боясь потерять работу, старательно выполняют установки начальства. Когда российское посольство добилось встречи актрисы Натальи Захаровой с генеральным прокурором суда Ивом Ботом, он сказал: "Мадам, вы не думайте, что мы отняли дочку только у вас. Мы и у французских родителей отбираем детей". "Я спросила зачем", - вспоминает Захарова. "Нам сверху спускают распоряжение, мы обязаны его выполнять, - ответил Бот. - Если завтра указания изменятся, мы не будем отнимать детей в таких количествах".

Однако это все равно до конца не объясняет того поразительного бесчувствия, которое вдруг охватило людей. Не только же среди работников ювенальной системы, но и среди "незаинтересованной публики" широкомасштабное "спасение" детей от родителей не вызывает протеста. Конечно, дает себя знать "промывка мозгов": из кровной семьи настойчиво лепят образ врага. В СМИ постоянно муссируется тема родительской безответственности и садизма, в произведениях современной культуры "предки" (особенно мать) тоже обычно осуждаются или высмеиваются.

Но как вообще могла укорениться идея, что Богом данные родители суть нечто такое, чем легко можно пренебречь? Ведь и на Западе до недавнего времени старались сохранить кровную семью. Говорят, что подход изменился, поскольку фостерным мамам, в конце концов, стал неприятен их неопределенный статус, а родные семьи не торопились забирать детей обратно (хотя, как отмечалось выше, многим детей просто не отдают). Однако для столь радикальной ломки системы ценностей этих факторов маловато. Мало ли кому что не нравится? Для революции, как известно, нужен не только повод, но и серьезные, в том числе духовные, причины.

Мне кажется, для прояснения ситуации имеет смысл вспомнить, в какие годы началась "эпоха перемен". Пришлась она на конец 70-х - начало 80-х годов XX века. Время, когда уже закончилась другая "великая революция" - сексуальная, и ее победители, поколение бэби-бумеров, все активней перекраивали реальность по своим лекалам. Усиленными темпами создавалось общество потребления и так же усиленно размывались моральные ценности. С одной стороны, быстро совершенствовалась техника, а с другой - чем дальше, тем стремительней происходило расчеловечивание. Все чаще и все откровенней озвучивалось, что человек - это всего лишь сексуальное животное. А потребительская идеология приучала к стандартизированному подходу. Вещи взаимозаменяемы, в обществе потребления их лучше не ремонтировать, проще купить новые. И настал момент, когда эти две линии - технократическая и грубо-биологизаторская - соединились. "Человек, - отмечает французский философ-постмодернист Ж. Делез, - уничтожив все, что не есть он сам", заняв "место Бога", оказался "отвергнут всеми и всем". Под разглагольствования о правах человека на него стали смотреть как на бездушную "машину желаний", которую можно запрограммировать определенным образом, и одновременно как на скота.

"Доктор И.С.И. Хэфиз, всемирно уважаемый биолог из Вашингтона, - писал в свое время Тоффлер, - открыто говорит, ссылаясь на свою собственную блестящую работу о воспроизведении (имеется в виду репродукция человека. - Т.Ш.), что в пределах срока, ограниченного не более чем 10-15 годами, женщина сможет купить крошечный замороженный эмбрион, пойти с ним к врачу и вынашивать девять месяцев, а затем родить его, как если бы он был зачат в ее собственном теле. Эмбрион в действительности мог бы продаваться с гарантией, что родившийся в результате ребенок будет свободен от генетических дефектов. Покупателю также могли бы предварительно описать цвет глаз и волос ребенка, его пол, его предполагаемый рост и вес, когда он родится, а также его предполагаемый коэффициент умственного развития (IQ)".

Тут, конечно, прогноз сбылся не в полной мере: пока что зародыши человека в магазинах не продаются. Но, с другой стороны, суррогатное материнство - идея, не пришедшая в голову Тоффлеру, - лежит в русле все той же технократически-животной концепции. Женщина, вынашивающая ребенка, мыслится как инкубатор, который должен исправно работать, обеспечивая здоровье плода и при этом не испытывая к нему никаких материнских чувств. Потому что эти вполне естественно зарождающиеся у беременной женщины чувства могут помешать ей расстаться с младенцем после его рождения. Людям с традиционными взглядами это кажется диким. Русская Православная Церковь в своей Социальной концепции специально оговорила, что "суррогатное материнство противоестественно и недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе". Но далеко не все согласятся с таким суждением. В интернет-дискуссиях по этому поводу многие горячо защищают возможность обзавестить ребенком подобным способом и обвиняют противников в бессердечии. Чувства "инкубатора", как нетрудно догадаться, даже не обсуждаются.

Из того же ряда - проекты клонировать людей на запчасти (во избежании этических проблем предлагается выводить особи без головы) и эксперименты с эмбрионами человека. Опять-таки вспомним Тоффлера: "Мы быстро приближаемся к тому времени, когда сможем выводить как супер-, так и субрасы… Мы будем иметь возможность произвести расы либо идиотов, либо математических гениев. Мы также сможем выводить детей со сверхнормальным зрением или слухом, способностями обнаруживать изменения запахов, с мускульной ловкостью или музыкальным мастерством. Мы сможем создавать сексуальных суперспортсменов, девушек с супергрудями (и, возможно, с большим или меньшим их числом, чем стандартные две) и другие неисчислимые виды изначально мономорфного человеческого существа".

Так что термин "биологические родители" возник неслучайно. Он, пожалуй, как ничто другое выражает суть происходящего в ювенальной реальности. Прямо назвать кровных родителей животными пока не решаются, хотя, педалируя тему их скотского отношения к детям, массовое сознание, конечно же, программируют на такое восприятие. Но слово "биологические" уже вызывает определенные ассоциации. (Обратите внимание, к людям вообще сейчас все чаще стали применять такие расчеловечивающие термины: об убитых в утробе младенцах могут сказать "биоматериал", о народе - "биомасса".) А если это животные, то с какой стати беспокоиться об их чувствах к детенышам? Разве мы угрызаемся совестью, отдавая щенят в хорошие руки? Мы же не топим их! А мать поскулит и успокоится, забудет. Тем более что человек - животное сексуальное. Значит, для него дети совсем не главное.

И детеныш успокоится - куда ему деваться? Все дети плачут, а потом привыкают. Психологи умеют минимизировать отрицательные последствия стрессов.

"Мы работаем над Машей, чтобы она забыла ваш образ, выбросила его из головы и сердца. Мы приучаем ее жить без матери", - говорила сотрудница социальной службы Наталье Захаровой.

Не знаю, какие именно психотехники предпочитают тамошние профессионалы. Нашим настоятельно рекомендуют НЛП.

Сим победиши

Участник французского движения Сопротивления времен Второй мировой войны социолог Жак Эллюль, знавший о фашизме непонаслышке, быстро почуял, куда идет "сверхиндустриальное общество", и предупреждал, что это будет тоталитарное государство, управляемое "гестапо в бархатных перчатках". Сейчас бархатные ручки протянулись к семье.

Но человек не машина и не животное. И родную мать никто не заменит. А главное право ребенка, если уж рассуждать в юридических категориях, это право на жизнь и воспитание в родной семье. Так устроил Бог, напоминание о Котором столь неприятно для творцов "прекрасного нового мира". Как поется в песне с очень подходящим для нашей темы названием "Надежда", "надо быть спокойным и упрямым", отстаивая эти непреложные истины. Если мы будем тверды в борьбе за ценности и смыслы и просить у Господа помощи, то фашизм не пройдет. Никакие психотехники ему не помогут. Даже с маленькой Машей Захаровой не смогли справиться "профессионалы". Не удалось им изгладить из детской души образ матери. Дочка до сих пор ее любит и хочет в Москву. Потому что мать никто не заменит.

Фото: Диакон Иоанн Иванов
Источник: www.pravoslavie.ru

Начало статьи: Мать никто не заменит. Часть 1


Женщина в семье и обществе
Ответы будущим родителям


Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Семь-я | Добавил: Pravklin (02.09.2009) | Автор: Татьяна Шишова
Просмотров: 1800
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2020 Яндекс.Метрика