Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Словосочетание «Я есмь» в Евангелии от Иоанна как тайна Иисуса Христа
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Вторник, 21.11.2017, 07:41 | RSS
 
Форма входа


Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Духовное просвещение

Словосочетание «Я есмь» в Евангелии от Иоанна как тайна Иисуса Христа

Автор: протоиерей Александр Топоров

 

Одной из особенностей Евангелия от Иоанна является использование в ре­чах Христа Спасителя формы «Я есмь (есть)». Этот факт не оставался без внимания толкователей Священного Писания, но глубокого исследования не находил, и только в новейшее время появились немногочисленные ра­боты, рассматривающие некоторые стороны этого вопроса.

Лингвистические аспекты формы «Я есмь» в четвертом Евангелии разрабатывались в работах П.М. Шитикова1,2, где было показано, что автор Евангелия вводит наиболее значимые для него кон­цептуальные метафоры посредством изречений «Я есмь». Введенные в этой форме концептуальные метафоры охватывают доминирующее число всех метафорических изречений, встречающихся в тек­сте. Проанализировав употребление данной формы в различных книгах Библии, автор приходит к вы­воду, что для евангелиста Иоанна очевидна ее связь с теофанией.

Раймонд Э. Браун1, рассматривая форму «Я есмь» с грамматической точки зрения, выделя­ет различные типы ее употребления, которые по­зволяют видеть в ней не только проявление теофании, но и Имени Божиего, а в случаях с предикатив­ным именительным падежом («Я есмь хлеб жизни» и т. д.) – откровения Божественного действия, про­явленного в том, что Отец послал Сына как рас­крытие Своей Божественности.

Папа Бенедикт XVI (Йозеф Ратцингер)4 на ос­нове работ Генриха Циммермана5 и Рудольфа Шнакенбурга6 в форме «Я есмь» выделяет прежде всего христологический аспект – невыразимую уникаль­ность и неповторимость Иисуса Христа, Его един­ство с Отцом, что дает Ему право, будучи Сыном, вложить Себе в уста слова Откровения, изреченные однажды Отцом.

Другие авторы7,8 обращают внимание на по­следствия произнесения Христом формы «Я есмь». Именно за именование Себя этой формой Христа казнят.

Все авторы единодушно признают, что духов­ные корни «Я есмь» следует искать исключительно в Ветхом Завете. Прообразования речений Иисуса Христа легко находятся в книгах Ветхого Завета и имеют также форму прямой речи. С событийной точки зрения прообразования обстоятельств, в ко­торых Христос Спаситель произносит «Я есмь», как правило, не рассматриваются. Рассмотрение вре­мени, места и деяний Господа, связанных с употре­блением Им этой формы, может раскрыть новые грани Его тайны. В общем, тайна Христа Спасителя разворачивается в трёх плоскостях: в контексте Ветхого Завета, который ее прообразует, в контек­сте Евангелия, которое ее исполняет, в контексте Таинств, которые ее продолжают9. И поскольку Бо­жество не имеет прошедшего и будущего времени, Господь наш Иисус Христос обозначает Себя веч­ным настоящим «Я есмь» – Его единой тайны. Для человека, у которого есть вчера, сегодня, завтра, Он есть всегда.

В тексте Евангелия можно выделить несколь­ко отдельных композиций, включающих форму «Я есмь»:
– беседа с самарянкой у источника Иакова;
– хождение по водам и беседа о хлебе жизни на море Галилейском;
– праздник Кущей и беседа после исцеления слепорожденного;
– воскрешение Лазаря;
– прощальная беседа с учениками и арест.

Какой-то логической последовательности в употреблении словосочетания «Я есмь» проследить невозможно, но в целом перечисленные компо­зиции можно разделить на две части, где первая включает три первые композиции, вторая – две по­следние. Первая часть состоит из эпизодов, в кото­рых Иисус Христос обращается в основном к наро­ду, вторая – обращена к ученикам. Типологический метод толкования, кроме того, показывает, что во второй части проявляется еще одно новое значение формы «Я есмь» – сотериологическое.

Первый раз форма «Я есмь» появляется при разговоре Иисуса с самарянкой на источнике Иако­ва. На заявление самарянки: «знаю, что придет Мессия, то есть Христос» (Ин. 4:25) «Иисус гово­рит ей: это Я (Я есмь), Который говорит с тобою» (Ин. 4:26). Христос утверждает Свое мессианство, но и Свое Божество через произнесение Божествен­ного Имени «Я есмь». На сакраментальном уровне Иисус говорит с самарянкой о Таинстве Крещения, а сама самарянка символизирует Церковь10. Имена Иисус - Мессия (Христос) и «Я есмь», передающие христологическую мысль апостола Иоанна, в дан­ном контексте раскрываются в полной мере при­сутствием Христа в Церкви и Таинствах.

Если самарянке Господь в рассматриваемой нами форме открывает Себя «Я есмь Мессия», то ученикам на море Галилейском Он говорит просто «Я есмь, не бойтесь». В идущем по воде Иисусе и произносящем Божественное Имя «Я есмь» учени­ки прозревают не просто Иисуса Назорея, которого ученики уже знают, а Самого Бога. Совершенное перед этим умножение хлебов вместе с хождением по воде прообразовано неделей опресноков и пере­ходом через Красное море. С этими событиями связана беседа Господа о хлебе жизни, когда Он несколько раз произносит форму «Я есмь хлеб жиз­ни». Большинство экзегетов принимают эту беседу как учение Христа о Таинстве Евхаристии. Отвеча­ющие на призыв Христа «не бояться» (Ин. 6:20) и веровать в Него (Ин. 6:40) в настоящем времени, в будущем имеют жизнь вечную.

После 6-й главы словосочетание «Я есмь» многократно звучит в 8-й главе. Но чтобы понять смысл этих речений, к 8-й главе необходимо при­соединить 7-ю и 9-ю главы. На праздники Кущей Господь представил Себя как источник живой во­ды (Ин. 7:38). Это вызвало резкую реакцию среди собравшегося на праздник народа. Одни посчита­ли Его за пророка, другие – за Христа, а иные ука­зывали, что из Галилеи пророк прийти не может (Ин. 7:40,52). Далее Иисус опять обращается к на­роду, сказав: «Я (есмь) – свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12). И первое, и второе обраще­ние к народу связано с литургией праздника. Народ, участвующий в празднике, в последний день приносил в Храм сосуды, наполненные водой из купальни Силоам, и отдавал священникам, которые изливали их на алтарь. Это действо символизиро­вало воду, истекающую из скалы (Исх. 17:1-7), а также пророчества Иезекииля (Иез. 47) и Заха­рии (Зах. 14:8).

Слова Спасителя о «свете миру» связаны с тем, что в великий вечер праздника зажигалось множе­ство факелов и устраивалась процессия, символи­зирующая движение народа вслед за светящимся облаком во время Исхода. На празднике Кущей Христос обозначает Себя Тем, на Ком исполняются мессианские надежды и раскрывается смысл вет­хозаветных символов воды и света. Хотя Христос и не говорит прямо «Я есмь источник воды или родник, или поток», но речения (Ин. 4:14; 6:35; 7:38) имеют явное сходство с теми речениями, в которых «Я есмь» конкретизируются поясняющими образа­ми – «Хлеб жизни», «Свет миру», «Дверь» и т. д. На празднике Кущей, который является праздником воды и света, Христос обозначает Себя не только формулой «Я есмь свет миру», но и «Я есмь ис­точник воды живой». Иудеи не поняли этих свиде­тельств Христа, но Он снова продолжает говорить о Себе, используя Божественное имя «Я есмь». Во-первых, говоря о Своем происхождении и уходе, Он не связывает их с местом и датой, но с Личностью Отца и верой в Себя: «если не уверуете, что это Я [Я есмь], то умрете во грехах ваших» (Ин. 8:24). Во- вторых, полнота тайны Иисуса Христа открывается на Кресте: «Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я [Я есмь]» (Ин. 8:18). Когда же иудеи заговорили, что ведут свое происхож­дение не от Авраама только, но и от Самого Бога, Христос снова возвращается к тайне Своего про­исхождения: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:58). Тайна Израиля, преднареченная Аврааму, исполняется в полной мере на Христе Спасителе: «Авраам... рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался» (Ин. 8:56).

Таким образом, форма «Я есмь» в 8-й главе Евангелия от Иоанна имеет христологический смысл, и в то же время через образы воды и света затрагивает и сакраментальный.

В 9-й главе эти образы находят свое объяс­нение в чуде исцеления слепорожденного. В этом чуде Иисус Христос предстает как «посланный» (источник Силоам), «чтобы невидящие видели» (Ин. 9:39). Вода Силоама (то есть Сам Христос) очищает и дает прозрение. Христос является ис­точником воды живой, которой необходимо омыть невидящие очи и прозреть. Святые отцы в этом прозрении видят Таинство Крещения. Таким обра­зом, вечное «Я есмь» присутствия Христа Спасите­ля воплощенного продолжается в Таинствах.

В 10-й главе появляются две формы «Я есмь» с поясняющими образами «дверь овцам» и «пастырь добрый». Будучи христологическими символами, они включают в себя одновременно и всю экклесиологию. (К ним относится и образ «виноградной лозы» из 15-й главы, имеющий очевидно тот же смысл.) Появление этих образов в форме «Я есмь» как экклесиологических символов вызвано проти­вопоставлением фарисеям, претендующим на ис­тинное пастырство.

Первые три композиции с формой «Я есмь» составляют определенный этап в проповеди Хри­ста. Некоторые экзегеты называют эту часть Еван­гелия Книгой Знамений. Поучения и знамения Иисуса имеют целью раскрыть Его личность. Фор­ма «Я есмь» вместе с другими образами и симво­лами служит этой цели и на этом этапе, как было показано, и раскрывает христологическое, экклесиологическое и сакраментальное значение личности Иисуса Христа.

Здесь важно отметить известный параллелизм между формой «Я есмь» с предикатами, такими как хлеб, ворота, пастырь и виноградная лоза, а также с синоптическими притчами, начинающи­мися со слов «Царство Небесное подобно...» Но если синоптические притчи имеют в основном христологическое содержание и реже экклесиологическое, то форма «Я есмь» у Иоанна несет еще и сакраментальный смысл. Форма «Я есмь», имеющая направленность и в будущее, позволяет выразить и ту сторону Тайны Христа Спасителя, которая является продолжением Его присутствия в Таинствах Церкви.

Поскольку, как отмечают многие исследова­тели, одной из целей четвертого Евангелия было передать учение о Таинствах, то это объясняет, как частое использование этой формы, так и предпо­чтение, которое отдает апостол Иоанн образу «Я есмь лоза», а не «Царство Божие подобно лозе». Неслучайно почти все эпизоды с формой «Я есмь» происходят на фоне образа воды, связанной у Иоанна с Таинствами Церкви.

В 11-й главе, повествующей о воскрешении Лазаря, появляется новая форма «Я есмь воскресе­ние и жизнь» (Ин. 11:25). Новым здесь в форме «Я есмь» является образ Воскресения. Тема жизни непрерывно проходит здесь через все повествова­ние апостола Иоанна: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и жизнь с избытком» (Ин. 10:10).

В этом чуде Христос показывает, что Он является источником вечной жизни во всей полноте и для всего мира – живых и умерших. Примечательно, что Он, как и в разговоре с самарянкой и слепорож­денным указывает, что чаяния народа Божия уже

осуществляются: «женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос... Иисус говорит ей: Это Я, который говорю с тобой» (Ин. 4:25,26);

«.. .ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и ска­зал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобой» (Ин. 9:35-37); «Говорит ей Иисус: воскрес­нет брат твой. Говорит ему Марфа: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Сказал ей Иисус: Я – воскресение и жизнь» (Ин. 11:23-25).

Форма «Я есмь» указывает на то, что тайна Иисуса Христа, «Который есть и был, и грядет» (Откр. 1:4), раскрывается как исполнение ветхо­заветных прообразов, «вчерашних» «Я есмь», со­вершаемых «сегодня» и сейчас, и, наконец, «завтра», продолжаемых в Таинствах Церкви.

В эпизоде умовения ног Христос снова об­ращается к форме «Я есмь». Он объявляет, что на Нем исполняется Писание о предательстве Его од­ним из них: «Теперь сказываю вам, прежде нежели то сбылось, дабы, когда сбудется, вы поверили, что это Я» («Я есмь») (Ин. 13:19). Форма «Я есмь» указывает не только на исполнение на Иисусе Христе великих пророчеств, но и на величие Его уничиженности, выражаемой в умовении ног и смиренным принятием предательства. В беседе на Тайной Вечери к смущенным ученикам Спаситель вновь обращается с формой «Я есмь», выражаю­щей христологическое и христоцентрическое зна­чение Своей Личности: «Я есмь путь и истина, и жизнь» (Ин. 14:6). «Христос по Своей миссии есть источник вечной жизни для людей («виноград­ная Лоза», «жизнь», «воскресение»); Он есть то, посредством чего люди обретают жизнь («путь», «дверь»). Он ведет людей к жизни («пастырь») и открывает истину («истина»), которая их жизнь питает («хлеб»)11». Некоторые отцы Церкви12 виде­ли в умовении ног указание на Таинство Креще­ния, а современные экзегеты13 – намек на Таинство Исповеди, так что и здесь можно видеть продол­жение присутствия Иисуса Христа в Таинствах. Определяя Себя как «Я есмь» в настоящем в Своих деяниях и словах и связывая Себя с прошедшим, постоянно ссылаясь на Писания, Христос продол­жает Себя в будущем, что подразумевает Церковь и Таинства.

Само умовение ног прообразовано в постановлении об Уставе богослужения в Скинии:

«И сказал Господь Моисею, говоря: «сделай умы­вальник медный для омовения и подножие его медное, и поставь его между Скиниею собрания и между жертвенником, и налей в него воды. И пусть Аарон и сыны его омывают из него руки и ноги свои. Когда они должны входить в Скинию со­бранил, пусть они омываются водою, чтобы им не умереть; или когда должны приступать к жертвен­нику для служения, для жертвоприношения Богу, пусть они омывают руки свои и ноги свои водою, чтобы им не умереть. И будет это уставом вечным, ему и потомкам его в роде их» (Исх. 30:17-21). Тот, Кто дал это повеление для служения Ему, Сам ис­полняет его, служа своим ученикам, чтобы «им не умереть». Жертва приносится Самим Господом, и Сам Господь является этой жертвой. Принять эту смиренную любовь Христа как дар Духа Святого, это значит «уразуметь» (Ин. 13:7) и «поверить», что «Я есмь» (Ин. 13:19).

В последний раз форма «Я есмь» произносится Христом при Его аресте. Звучит она как Божествен­ное Имя14 и поэтому повергает людей на землю. Апостол Иоанн здесь указывает на исполнение Пи­сания, но реченное Самим Спасителем: «из тех, ко­торых Ты Мне дал, Я не погубил никого» (Ин. 18:9). Одновременно арест Иисуса Христа при переходе потока Кедрон является исполнением ветхозавет­ных пророчеств: «И знай, что в этот день, в кото­рый ты выйдешь и перейдешь поток Кедрон, не­пременно умрешь: кровь твоя будет на главе твоей» (3 Цар. 2:37). Эти слова проклятия обращены царем Соломоном Самею за то, что Самей проклял Дави­да и его потомков. Соломон делает то, что не мог сделать Давид, – обезвредить проклятье, обратив его на изрекшего. Давид не мог это сделать из-за 1 11 своей клятвы, но Соломон ею не связан. Самей на­рушил это повеление Соломона и был казнен по его повелению. Переход через поток Кедрон символи­зирует уже исполнение Пасхи Христовой, «искупле­ние нас от клятвы законныя честною Твоею кровию». Типологический метод толкования позволяет видеть в эпизодах с умовением ног и пророчествах о предательстве Христа и далее Его аресте не только смиренное восшествие на Крест, но проявление Божественной любви и сотерологическое значение деяний и слов Спасителя. Таким образом, в про­щальной беседе и аресте Христа появляется новое содержание формы «Я есмь» – сотерологическое.

Между этими двумя сотерологическими фор­мами «Я есмь» в прощальной беседе Иисус два раза обращается к форме «Я есмь» с предикатами: «Я есмь путь и истина и жизнь» и «Я есмь истинная виноградная лоза». Иисус возвращается к использу­емым ранее образам и значениям, отмечая истин­ность их исполнения именно в Себе.

Таким образом, словосочетание «Я есмь» в Евангелии от Иоанна вместе с обстановкой, деяни­ями и поучениями Иисуса Христа в свете прооб­разов Ветхого Завета открывают тайну Спасителя в его христологическом, экклесиологическом, сотерологическом и сакраментальном (Таинства Церкви) значениях.

Материал подготовлен Жуковским благочинием

Источник: mepar.ru


1. Шитиков П.М. Концептуальная метафора в Евангелии от Иоанна. СПб.: Алетейя, 2015.

2. Шитиков П.М. Специфика номинации «Я есмь» в Евангелии от Иоанна // Филологические науки. Вопросы тео­рии и практики. Тамбов: Грамота, 2016. №1(55). В 2-х чч. Ч. 1. С. 203-205.

3. Браун Раймонд Э., свящ. Словосочетание «Ego Eimi» («Я есмь») в четвертом Евангелии // «Символ», №13, июнь 1985, Paris. С. 78-86.

4. Ратцингер Й. (Папа Бенедикт XVI). Иисус из Назарета. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2009.

С. 347-356.

5. Zimmermann. Das absolute lyco etui als die neutestamentliche Offenbarungsformel, in: Biblische Zeitschrift 4. 1960. S. 54-69,266-276.

6. Schnackenburg R. Das Johannesevangelium. Zweiter Teil. Herders Theologischer Kommentar zum Nenen Testament. Bd. IV / 2. Freiburg; Basel; Wien: Herder, 1971.

7. Кураев А., диак. Сатанизм для интеллигенции. В 2 тт. М., 1997.

8. Балашов Б., прот. Имена Божии // www.pravklin.ru/pub//9-l-10-19.

9. Даниелу Ж. Таинство будущего: Исследования о происхождении библейской типологии. М.: Издательство Мо­сковской Патриархии, 2013. С. 185-186.

10. Там же. С. 224-225.

11. Браун Раймонд Э., свящ. Там же. С. 81

12. Там же. С. 212-213

13. Ратцингер Й. (Папа Бенедикт XVI). Иисус из Назарета. Часть вторая. М.: Издательство францисканцев. 2014.

С. 56-57.

14. Шитиков П.Н. считает, что в произнесении формы «Я есмь» в этом случае нет события теофании. См.: Шити­ков П.М. Специфика номинации «Я есмь» в Евангелии от Иоанна // Филологические науки. Вопросы теории и прак­тики. Тамбов: Грамота, 2016. №1(55). В 2-х чч. Ч. 1. С. 204-205.


Святой благоверный князь Александр Невский«Евангелие с кратким толкователем» протоиерея Бориса Балашова
Автор: Михаил Молотников
Краткие объяснения Священного Писания очень удобны тем, что, являясь по форме «заметками на полях», они не отвлекают читателя длинными пространными комментариями, а позволяют сосредоточиться на евангельском тексте.

 


Святой благоверный князь Александр НевскийДревнейшие свидетельства христианских авторов о канонических Евангелиях
Автор: Иеродиакон Николай (Летуновский)
В дошедших до нас немногочисленных произведениях писателей первых веков христианства мы находим очень ценные свидетельства о некоторых книгах Священного Писания. Эти драгоценные сведения не только открывают нам имена авторов Евангелий, но и говорят о времени и поводах написания этих Богодухновенных книг

 


 

Перепечатка в Интернете разрешена только при условии наличия активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при условии указания источника и автора публикации.


Категория: Духовное просвещение | Добавил: jula (08.12.2016)
Просмотров: 412
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск



Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2017 Яндекс.Метрика