Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Словосочетание «Я есмь» в Евангелии от Иоанна как тайна Иисуса Христа
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Вторник, 20.11.2018, 18:18 | RSS
 
Форма входа


Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Духовное просвещение

Словосочетание «Я есмь» в Евангелии от Иоанна как тайна Иисуса Христа

Автор: протоиерей Александр Топоров

 

Одной из особенностей Евангелия от Иоанна является использование в ре­чах Христа Спасителя формы «Я есмь (есть)». Этот факт не оставался без внимания толкователей Священного Писания, но глубокого исследования не находил, и только в новейшее время появились немногочисленные ра­боты, рассматривающие некоторые стороны этого вопроса.

Лингвистические аспекты формы «Я есмь» в четвертом Евангелии разрабатывались в работах П.М. Шитикова1,2, где было показано, что автор Евангелия вводит наиболее значимые для него кон­цептуальные метафоры посредством изречений «Я есмь». Введенные в этой форме концептуальные метафоры охватывают доминирующее число всех метафорических изречений, встречающихся в тек­сте. Проанализировав употребление данной формы в различных книгах Библии, автор приходит к вы­воду, что для евангелиста Иоанна очевидна ее связь с теофанией.

Раймонд Э. Браун1, рассматривая форму «Я есмь» с грамматической точки зрения, выделя­ет различные типы ее употребления, которые по­зволяют видеть в ней не только проявление теофании, но и Имени Божиего, а в случаях с предикатив­ным именительным падежом («Я есмь хлеб жизни» и т. д.) – откровения Божественного действия, про­явленного в том, что Отец послал Сына как рас­крытие Своей Божественности.

Папа Бенедикт XVI (Йозеф Ратцингер)4 на ос­нове работ Генриха Циммермана5 и Рудольфа Шнакенбурга6 в форме «Я есмь» выделяет прежде всего христологический аспект – невыразимую уникаль­ность и неповторимость Иисуса Христа, Его един­ство с Отцом, что дает Ему право, будучи Сыном, вложить Себе в уста слова Откровения, изреченные однажды Отцом.

Другие авторы7,8 обращают внимание на по­следствия произнесения Христом формы «Я есмь». Именно за именование Себя этой формой Христа казнят.

Все авторы единодушно признают, что духов­ные корни «Я есмь» следует искать исключительно в Ветхом Завете. Прообразования речений Иисуса Христа легко находятся в книгах Ветхого Завета и имеют также форму прямой речи. С событийной точки зрения прообразования обстоятельств, в ко­торых Христос Спаситель произносит «Я есмь», как правило, не рассматриваются. Рассмотрение вре­мени, места и деяний Господа, связанных с употре­блением Им этой формы, может раскрыть новые грани Его тайны. В общем, тайна Христа Спасителя разворачивается в трёх плоскостях: в контексте Ветхого Завета, который ее прообразует, в контек­сте Евангелия, которое ее исполняет, в контексте Таинств, которые ее продолжают9. И поскольку Бо­жество не имеет прошедшего и будущего времени, Господь наш Иисус Христос обозначает Себя веч­ным настоящим «Я есмь» – Его единой тайны. Для человека, у которого есть вчера, сегодня, завтра, Он есть всегда.

В тексте Евангелия можно выделить несколь­ко отдельных композиций, включающих форму «Я есмь»:
– беседа с самарянкой у источника Иакова;
– хождение по водам и беседа о хлебе жизни на море Галилейском;
– праздник Кущей и беседа после исцеления слепорожденного;
– воскрешение Лазаря;
– прощальная беседа с учениками и арест.

Какой-то логической последовательности в употреблении словосочетания «Я есмь» проследить невозможно, но в целом перечисленные компо­зиции можно разделить на две части, где первая включает три первые композиции, вторая – две по­следние. Первая часть состоит из эпизодов, в кото­рых Иисус Христос обращается в основном к наро­ду, вторая – обращена к ученикам. Типологический метод толкования, кроме того, показывает, что во второй части проявляется еще одно новое значение формы «Я есмь» – сотериологическое.

Первый раз форма «Я есмь» появляется при разговоре Иисуса с самарянкой на источнике Иако­ва. На заявление самарянки: «знаю, что придет Мессия, то есть Христос» (Ин. 4:25) «Иисус гово­рит ей: это Я (Я есмь), Который говорит с тобою» (Ин. 4:26). Христос утверждает Свое мессианство, но и Свое Божество через произнесение Божествен­ного Имени «Я есмь». На сакраментальном уровне Иисус говорит с самарянкой о Таинстве Крещения, а сама самарянка символизирует Церковь10. Имена Иисус - Мессия (Христос) и «Я есмь», передающие христологическую мысль апостола Иоанна, в дан­ном контексте раскрываются в полной мере при­сутствием Христа в Церкви и Таинствах.

Если самарянке Господь в рассматриваемой нами форме открывает Себя «Я есмь Мессия», то ученикам на море Галилейском Он говорит просто «Я есмь, не бойтесь». В идущем по воде Иисусе и произносящем Божественное Имя «Я есмь» учени­ки прозревают не просто Иисуса Назорея, которого ученики уже знают, а Самого Бога. Совершенное перед этим умножение хлебов вместе с хождением по воде прообразовано неделей опресноков и пере­ходом через Красное море. С этими событиями связана беседа Господа о хлебе жизни, когда Он несколько раз произносит форму «Я есмь хлеб жиз­ни». Большинство экзегетов принимают эту беседу как учение Христа о Таинстве Евхаристии. Отвеча­ющие на призыв Христа «не бояться» (Ин. 6:20) и веровать в Него (Ин. 6:40) в настоящем времени, в будущем имеют жизнь вечную.

После 6-й главы словосочетание «Я есмь» многократно звучит в 8-й главе. Но чтобы понять смысл этих речений, к 8-й главе необходимо при­соединить 7-ю и 9-ю главы. На праздники Кущей Господь представил Себя как источник живой во­ды (Ин. 7:38). Это вызвало резкую реакцию среди собравшегося на праздник народа. Одни посчита­ли Его за пророка, другие – за Христа, а иные ука­зывали, что из Галилеи пророк прийти не может (Ин. 7:40,52). Далее Иисус опять обращается к на­роду, сказав: «Я (есмь) – свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12). И первое, и второе обраще­ние к народу связано с литургией праздника. Народ, участвующий в празднике, в последний день приносил в Храм сосуды, наполненные водой из купальни Силоам, и отдавал священникам, которые изливали их на алтарь. Это действо символизиро­вало воду, истекающую из скалы (Исх. 17:1-7), а также пророчества Иезекииля (Иез. 47) и Заха­рии (Зах. 14:8).

Слова Спасителя о «свете миру» связаны с тем, что в великий вечер праздника зажигалось множе­ство факелов и устраивалась процессия, символи­зирующая движение народа вслед за светящимся облаком во время Исхода. На празднике Кущей Христос обозначает Себя Тем, на Ком исполняются мессианские надежды и раскрывается смысл вет­хозаветных символов воды и света. Хотя Христос и не говорит прямо «Я есмь источник воды или родник, или поток», но речения (Ин. 4:14; 6:35; 7:38) имеют явное сходство с теми речениями, в которых «Я есмь» конкретизируются поясняющими образа­ми – «Хлеб жизни», «Свет миру», «Дверь» и т. д. На празднике Кущей, который является праздником воды и света, Христос обозначает Себя не только формулой «Я есмь свет миру», но и «Я есмь ис­точник воды живой». Иудеи не поняли этих свиде­тельств Христа, но Он снова продолжает говорить о Себе, используя Божественное имя «Я есмь». Во-первых, говоря о Своем происхождении и уходе, Он не связывает их с местом и датой, но с Личностью Отца и верой в Себя: «если не уверуете, что это Я [Я есмь], то умрете во грехах ваших» (Ин. 8:24). Во- вторых, полнота тайны Иисуса Христа открывается на Кресте: «Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я [Я есмь]» (Ин. 8:18). Когда же иудеи заговорили, что ведут свое происхож­дение не от Авраама только, но и от Самого Бога, Христос снова возвращается к тайне Своего про­исхождения: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:58). Тайна Израиля, преднареченная Аврааму, исполняется в полной мере на Христе Спасителе: «Авраам... рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался» (Ин. 8:56).

Таким образом, форма «Я есмь» в 8-й главе Евангелия от Иоанна имеет христологический смысл, и в то же время через образы воды и света затрагивает и сакраментальный.

В 9-й главе эти образы находят свое объяс­нение в чуде исцеления слепорожденного. В этом чуде Иисус Христос предстает как «посланный» (источник Силоам), «чтобы невидящие видели» (Ин. 9:39). Вода Силоама (то есть Сам Христос) очищает и дает прозрение. Христос является ис­точником воды живой, которой необходимо омыть невидящие очи и прозреть. Святые отцы в этом прозрении видят Таинство Крещения. Таким обра­зом, вечное «Я есмь» присутствия Христа Спасите­ля воплощенного продолжается в Таинствах.

В 10-й главе появляются две формы «Я есмь» с поясняющими образами «дверь овцам» и «пастырь добрый». Будучи христологическими символами, они включают в себя одновременно и всю экклесиологию. (К ним относится и образ «виноградной лозы» из 15-й главы, имеющий очевидно тот же смысл.) Появление этих образов в форме «Я есмь» как экклесиологических символов вызвано проти­вопоставлением фарисеям, претендующим на ис­тинное пастырство.

Первые три композиции с формой «Я есмь» составляют определенный этап в проповеди Хри­ста. Некоторые экзегеты называют эту часть Еван­гелия Книгой Знамений. Поучения и знамения Иисуса имеют целью раскрыть Его личность. Фор­ма «Я есмь» вместе с другими образами и симво­лами служит этой цели и на этом этапе, как было показано, и раскрывает христологическое, экклесиологическое и сакраментальное значение личности Иисуса Христа.

Здесь важно отметить известный параллелизм между формой «Я есмь» с предикатами, такими как хлеб, ворота, пастырь и виноградная лоза, а также с синоптическими притчами, начинающи­мися со слов «Царство Небесное подобно...» Но если синоптические притчи имеют в основном христологическое содержание и реже экклесиологическое, то форма «Я есмь» у Иоанна несет еще и сакраментальный смысл. Форма «Я есмь», имеющая направленность и в будущее, позволяет выразить и ту сторону Тайны Христа Спасителя, которая является продолжением Его присутствия в Таинствах Церкви.

Поскольку, как отмечают многие исследова­тели, одной из целей четвертого Евангелия было передать учение о Таинствах, то это объясняет, как частое использование этой формы, так и предпо­чтение, которое отдает апостол Иоанн образу «Я есмь лоза», а не «Царство Божие подобно лозе». Неслучайно почти все эпизоды с формой «Я есмь» происходят на фоне образа воды, связанной у Иоанна с Таинствами Церкви.

В 11-й главе, повествующей о воскрешении Лазаря, появляется новая форма «Я есмь воскресе­ние и жизнь» (Ин. 11:25). Новым здесь в форме «Я есмь» является образ Воскресения. Тема жизни непрерывно проходит здесь через все повествова­ние апостола Иоанна: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и жизнь с избытком» (Ин. 10:10).

В этом чуде Христос показывает, что Он является источником вечной жизни во всей полноте и для всего мира – живых и умерших. Примечательно, что Он, как и в разговоре с самарянкой и слепорож­денным указывает, что чаяния народа Божия уже

осуществляются: «женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос... Иисус говорит ей: Это Я, который говорю с тобой» (Ин. 4:25,26);

«.. .ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и ска­зал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобой» (Ин. 9:35-37); «Говорит ей Иисус: воскрес­нет брат твой. Говорит ему Марфа: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Сказал ей Иисус: Я – воскресение и жизнь» (Ин. 11:23-25).

Форма «Я есмь» указывает на то, что тайна Иисуса Христа, «Который есть и был, и грядет» (Откр. 1:4), раскрывается как исполнение ветхо­заветных прообразов, «вчерашних» «Я есмь», со­вершаемых «сегодня» и сейчас, и, наконец, «завтра», продолжаемых в Таинствах Церкви.

В эпизоде умовения ног Христос снова об­ращается к форме «Я есмь». Он объявляет, что на Нем исполняется Писание о предательстве Его од­ним из них: «Теперь сказываю вам, прежде нежели то сбылось, дабы, когда сбудется, вы поверили, что это Я» («Я есмь») (Ин. 13:19). Форма «Я есмь» указывает не только на исполнение на Иисусе Христе великих пророчеств, но и на величие Его уничиженности, выражаемой в умовении ног и смиренным принятием предательства. В беседе на Тайной Вечери к смущенным ученикам Спаситель вновь обращается с формой «Я есмь», выражаю­щей христологическое и христоцентрическое зна­чение Своей Личности: «Я есмь путь и истина, и жизнь» (Ин. 14:6). «Христос по Своей миссии есть источник вечной жизни для людей («виноград­ная Лоза», «жизнь», «воскресение»); Он есть то, посредством чего люди обретают жизнь («путь», «дверь»). Он ведет людей к жизни («пастырь») и открывает истину («истина»), которая их жизнь питает («хлеб»)11». Некоторые отцы Церкви12 виде­ли в умовении ног указание на Таинство Креще­ния, а современные экзегеты13 – намек на Таинство Исповеди, так что и здесь можно видеть продол­жение присутствия Иисуса Христа в Таинствах. Определяя Себя как «Я есмь» в настоящем в Своих деяниях и словах и связывая Себя с прошедшим, постоянно ссылаясь на Писания, Христос продол­жает Себя в будущем, что подразумевает Церковь и Таинства.

Само умовение ног прообразовано в постановлении об Уставе богослужения в Скинии:

«И сказал Господь Моисею, говоря: «сделай умы­вальник медный для омовения и подножие его медное, и поставь его между Скиниею собрания и между жертвенником, и налей в него воды. И пусть Аарон и сыны его омывают из него руки и ноги свои. Когда они должны входить в Скинию со­бранил, пусть они омываются водою, чтобы им не умереть; или когда должны приступать к жертвен­нику для служения, для жертвоприношения Богу, пусть они омывают руки свои и ноги свои водою, чтобы им не умереть. И будет это уставом вечным, ему и потомкам его в роде их» (Исх. 30:17-21). Тот, Кто дал это повеление для служения Ему, Сам ис­полняет его, служа своим ученикам, чтобы «им не умереть». Жертва приносится Самим Господом, и Сам Господь является этой жертвой. Принять эту смиренную любовь Христа как дар Духа Святого, это значит «уразуметь» (Ин. 13:7) и «поверить», что «Я есмь» (Ин. 13:19).

В последний раз форма «Я есмь» произносится Христом при Его аресте. Звучит она как Божествен­ное Имя14 и поэтому повергает людей на землю. Апостол Иоанн здесь указывает на исполнение Пи­сания, но реченное Самим Спасителем: «из тех, ко­торых Ты Мне дал, Я не погубил никого» (Ин. 18:9). Одновременно арест Иисуса Христа при переходе потока Кедрон является исполнением ветхозавет­ных пророчеств: «И знай, что в этот день, в кото­рый ты выйдешь и перейдешь поток Кедрон, не­пременно умрешь: кровь твоя будет на главе твоей» (3 Цар. 2:37). Эти слова проклятия обращены царем Соломоном Самею за то, что Самей проклял Дави­да и его потомков. Соломон делает то, что не мог сделать Давид, – обезвредить проклятье, обратив его на изрекшего. Давид не мог это сделать из-за 1 11 своей клятвы, но Соломон ею не связан. Самей на­рушил это повеление Соломона и был казнен по его повелению. Переход через поток Кедрон символи­зирует уже исполнение Пасхи Христовой, «искупле­ние нас от клятвы законныя честною Твоею кровию». Типологический метод толкования позволяет видеть в эпизодах с умовением ног и пророчествах о предательстве Христа и далее Его аресте не только смиренное восшествие на Крест, но проявление Божественной любви и сотерологическое значение деяний и слов Спасителя. Таким образом, в про­щальной беседе и аресте Христа появляется новое содержание формы «Я есмь» – сотерологическое.

Между этими двумя сотерологическими фор­мами «Я есмь» в прощальной беседе Иисус два раза обращается к форме «Я есмь» с предикатами: «Я есмь путь и истина и жизнь» и «Я есмь истинная виноградная лоза». Иисус возвращается к использу­емым ранее образам и значениям, отмечая истин­ность их исполнения именно в Себе.

Таким образом, словосочетание «Я есмь» в Евангелии от Иоанна вместе с обстановкой, деяни­ями и поучениями Иисуса Христа в свете прооб­разов Ветхого Завета открывают тайну Спасителя в его христологическом, экклесиологическом, сотерологическом и сакраментальном (Таинства Церкви) значениях.

Материал подготовлен Жуковским благочинием

Источник: mepar.ru


1. Шитиков П.М. Концептуальная метафора в Евангелии от Иоанна. СПб.: Алетейя, 2015.

2. Шитиков П.М. Специфика номинации «Я есмь» в Евангелии от Иоанна // Филологические науки. Вопросы тео­рии и практики. Тамбов: Грамота, 2016. №1(55). В 2-х чч. Ч. 1. С. 203-205.

3. Браун Раймонд Э., свящ. Словосочетание «Ego Eimi» («Я есмь») в четвертом Евангелии // «Символ», №13, июнь 1985, Paris. С. 78-86.

4. Ратцингер Й. (Папа Бенедикт XVI). Иисус из Назарета. СПб.: Издательский Дом «Азбука-классика», 2009.

С. 347-356.

5. Zimmermann. Das absolute lyco etui als die neutestamentliche Offenbarungsformel, in: Biblische Zeitschrift 4. 1960. S. 54-69,266-276.

6. Schnackenburg R. Das Johannesevangelium. Zweiter Teil. Herders Theologischer Kommentar zum Nenen Testament. Bd. IV / 2. Freiburg; Basel; Wien: Herder, 1971.

7. Кураев А., диак. Сатанизм для интеллигенции. В 2 тт. М., 1997.

8. Балашов Б., прот. Имена Божии // www.pravklin.ru/pub//9-l-10-19.

9. Даниелу Ж. Таинство будущего: Исследования о происхождении библейской типологии. М.: Издательство Мо­сковской Патриархии, 2013. С. 185-186.

10. Там же. С. 224-225.

11. Браун Раймонд Э., свящ. Там же. С. 81

12. Там же. С. 212-213

13. Ратцингер Й. (Папа Бенедикт XVI). Иисус из Назарета. Часть вторая. М.: Издательство францисканцев. 2014.

С. 56-57.

14. Шитиков П.Н. считает, что в произнесении формы «Я есмь» в этом случае нет события теофании. См.: Шити­ков П.М. Специфика номинации «Я есмь» в Евангелии от Иоанна // Филологические науки. Вопросы теории и прак­тики. Тамбов: Грамота, 2016. №1(55). В 2-х чч. Ч. 1. С. 204-205.


Святой благоверный князь Александр Невский«Евангелие с кратким толкователем» протоиерея Бориса Балашова
Автор: Михаил Молотников
Краткие объяснения Священного Писания очень удобны тем, что, являясь по форме «заметками на полях», они не отвлекают читателя длинными пространными комментариями, а позволяют сосредоточиться на евангельском тексте.

 


Святой благоверный князь Александр НевскийДревнейшие свидетельства христианских авторов о канонических Евангелиях
Автор: Иеродиакон Николай (Летуновский)
В дошедших до нас немногочисленных произведениях писателей первых веков христианства мы находим очень ценные свидетельства о некоторых книгах Священного Писания. Эти драгоценные сведения не только открывают нам имена авторов Евангелий, но и говорят о времени и поводах написания этих Богодухновенных книг

 


 

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Духовное просвещение | Добавил: jula (08.12.2016)
Просмотров: 924
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск






Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2018 Яндекс.Метрика