Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Жизнь в Церкви. Священник Глеб Каледа
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Четверг, 15.04.2021, 13:27 | RSS
 
Форма входа
Логин:
Пароль:

Воскресная школа

Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах



Великий пост
Великий пост
Великий пост


Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Перейти на новую версию сайта

Главная » Статьи » Как мы веруем

Жизнь в Церкви. Священник Глеб Каледа

Автор: Протоиерей Борис Балашов

2 декабря 2011 г. исполнилось 90 лет со дня рождения ученого, геолога и священника протоиерея Глеба Каледы. О его жизни и служении рассказывается в книге "Священник Глеб Каледа - ученый и пастырь", изданной в Москве Зачатьевским монастырем.

Священник Глеб Каледа

Мне хочется сказать об о. Глебе то, что ярко отпечаталось в моей памяти и, как мне кажется, дает некоторое представление о выдающейся личности протоиерея Глеба Каледы, о тех гранях его жизни, которые в настоящее время мало кому известны.

Я никогда не был близким личным другом о. Глеба и его семьи, но у нас были очень теплые и доверительные отношения примерно с 1971 года. Я иподиаконствововал в Феодоровском кафедральном соборе г. Ярославля у митрополита Иоанна (Вендланда) с 1968 г. Глеб Александрович стал приезжать в гости к Владыке Иоанну в Ярославль с осени 1971 г.

Митрополита Иоанна, Глеба Александровича и тайного священника Николая Иванова (которого все знали, как Николая Павловича, бывшего преподавателя Саратовской духовной семинарии и сотрудника редакции "Журнала Московской Патриархии") объединяла крепкая дружба. Священник Николай Иванов был моим духовным наставником с 16 лет. Отец Николай Иванов и Глеб Александрович, связанные духовными узами, любили приезжать на праздники и по воскресным дням, когда позволяли обстоятельства, в гости к митрополиту Иоанну. На богослужении они помогали в алтаре в качестве иподиаконов. После того, как в 1972 г. митрополит Иоанн рукоположил его в сан священника, о. Глеб продолжал иподиаконствовать в стихаре с орарем, обычно исполняя обязанности книгодержца. Он в определенные моменты богослужения держал раскрытую книгу - "Чиновник архиерейского священнослужения", - по которой Владыка Иоанн читал молитвы. Митрополит Иоанн читал молитвы вслух, поэтому о. Глеб всегда их внимательно и сосредоточенно слушал.

Хотя иподиаконов положено причащать вместе с народом вне алтаря, но митрополит всегда причащал "иподиакона" Глеба у престола справа со лжицы, что никаких подозрений со стороны не вызывало, а воспринималось как некоторое чудачество архиерея. При этом, как бы в шутку, Владыка Иоанн называл московского гостя и старого друга "отцом Глебом". На это никто внимания также не обращал.

Митрополит Иоанн молился всегда сосредоточенно, Литургия проходила на духовном подъеме, а о. Глеб фактически, хотя и не явным образом, участвовал в сослужении Литургии своему архиерею и причащался из его рук после причащения священнослужителей у святого престола.

Это, конечно, никак не могло укрыться от бдительного ока уполномоченного Совета по делам религий и товарищей из соответствующей организации. Однако никакой реакции на иподиаконство в Ярославском соборе профессора геологии не последовало. Могу объяснить это только следующими соображениями.

Контролирующие Церковь товарищи понимали: если на работе профессора Глеба Александровича Каледы узнают, что он выполняет обязанности иподиакона в православном храме, то с работы он будет вынужден уйти. Но профессор - человек умный и энергичный, поэтому он будет искать возможность устроиться на работу в Церкви: либо сотрудником какого-либо церковного учреждения, либо священником в провинциальной епархии. Ни то, ни другое "приобретение" Православной Церкви уж никак не порадует кагебешное начальство в Москве. Пусть уж лучше профессор "чудит" потихоньку в Ярославле, так как огласка этого может привести к нежелательным последствиям для самих этих товарищей.

Когда о. Глеб приезжал в гости к митрополиту Иоанну, всегда велись оживленные разговоры по научным и богословским вопросам, а также и о церковной жизни как в СССР, так и за рубежом. Отец Глеб во всех этих вопросах был весьма эрудирован. Когда же они хотели поговорить о том, что не предназначалось для посторонних ушей (а в архиерейском доме эти "уши" могли располагаться в каждой комнате), тогда использовался традиционный дипломатический прием Владыки Иоанна. Митрополит предлагал своему собеседнику: "А не пойти ли нам погулять?" Собеседник соглашался. Митрополит одевал гражданское пальто, шляпу или шапку по погоде, и начиналась прогулка вдвоем по тихим улочкам Ярославля. После завершения деловых разговоров собеседники возвращались в церковный дом.

Однажды о. Глеб по служебным обстоятельствам не смог приехать на именины к Владыке и послал в качестве представителя своего многочисленного семейства одного из своих сыновей - милого и застенчивого юношу Ваню. Он приехал накануне именин. В небольшой приемной комнате на втором этаже старого деревянного дома на ул. Карабулина недалеко от Феодоровского кафедрального собора состоялось Ванино поздравление Владыки от папы и всего семейства. После окончания торжественной речи Ваня достал красивую деревянную шкатулку и вручил ее митрополиту со словами: "Это для Вашей панагии от нашей семьи". На это Владыка Иоанн ответил громогласным возгласом удовлетворения. Но это было только начало. После этого Ваня достал следующую новую деревянную шкатулку и произнес: "Это для Вашего креста от нашей семьи". И так продолжалось довольно долго, пока целая гора шкатулок от семейства Каледы не заполнила стол. В них можно было удобно хранить архиерейские кресты и панагии. Владыка Иоанн был очень рад "привету" от своих друзей.

После смерти митрополита Иоанна отец Глеб приезжал на исповедь и духовную беседу к ближайшему другу Владыки архимандриту Михею (Хархарову), впоследствии архиепископу Ярославскому и Ростовскому. В то время архимандрита Михея удалили от настоятельства в соборе и перевели в сельский приход недалеко от Ярославля, в который приходилось добираться несколько остановок по железной дороге в сторону Костромы.

Отец Глеб приезжал к архимандриту Михею на исповедь и для духовной беседы. Если это происходило на буднях, то все это совершалось в доме архимандрита Михея в Ярославле. Если о. Глеб приезжал на праздник или в воскресный день, то ехал на электричке из Ярославля на приход о. Михея в Петропавловскую церковь с. Покровское. Расписание же богослужений было составлено так, чтобы верующие могли добраться поездом к службе и после богослужения вернуться домой. В результате совершенно не было времени что-то обсудить, о чем-нибудь поговорить. Однако те проблемы и вопросы, с которыми приезжал к о. Михею о. Глеб, решались. Вот как он об этом говорил мне: "Мне бы только постоять рядом с ним, подержаться за его мантию - и того довольно!" Все вопросы, с которыми ехал о. Глеб, благополучно разрешались после совместного участия в молитве.

Я уже рассказал о тех соборных архиерейских богослужениях, в которых весьма своеобразно принимал участие священник Глеб Каледа. Но существовал и другой вариант соборного служения Божественной Литургии, в которой участвовал о. Глеб. Не думаю, чтобы это было часто, но, по словам протоиерея Николая Иванова, тайного священника, у которого была паства в Москве, они на квартире о. Николая в Пуговичниковом переулке г. Москвы, разумеется, при тщательно завешенных окнах, совершали совместное служение Литургии. Тот миниатюрный потир - серебряная позолоченная рюмка, которую использовал о. Николай в домашнем служении Литургии, - хранится у меня как добрая память о его пастырской деятельности.

Находясь в храме, о. Глеб обычно, подходя к священникам, принимал благословение, по крайней мере, так всегда было, когда о. Глеб приезжал к митрополиту Иоанну в Ярославль или Переславль, где у Владыки Иоанна была половина двухэтажного очень старого и ветхого дома, по соседству с Покровским храмом, единственной действующей в те годы церковью г. Переславля Залесского.

В гости к митрополиту Иоанну нередко приезжали и дети о. Глеба. Я как-то особо сблизился с его старшим сыном Сергеем. Сергей и его жена Анна были удивительно дружной и любящей парой. Господь судил им никогда не расставаться в земной жизни, и они умерли в одну и ту же минуту, попав в автомобильную катастрофу. Отпевали их в деревянном храме на Бутовском полигоне в Москве, где был расстрелян и похоронен в безвестной могиле дедушка Сергея - священник Владимир Амбарцумов. Протоиерей Глеб Каледа в это время уже молился о нас в мире Небесной славы Божией - это был июль 2000 года.

После празднования тысячелетия Крещения Руси в СССР ситуация стала меняться. Фактически оказалось отмененной регистрация духовенства уполномоченными Совета по делам религии. И о. Глеб понял, что настало время легализации его священства и выхода на открытое служение Православной Церкви.

Как-то вечером, совершенно неожиданно для меня, в Клин приехал о. Глеб с сыном Сергеем. Я жил в церковном доме на территории храма. Они зашли ко мне в комнату и закрыли за собой дверь, которая обычно была открыта. Сергей достал из портфеля пишущую машинку и поставил на стол. Отец Глеб объясняет, что он решил выйти на открытое пастырское служение. У него был документ о посвящении в сан священника - Ставленная грамота митрополита Иоанна, датированная 14 августа 1979 г., которую Владыка Иоанн выдал ему за 1-2 года до своей кончины. Но в то время митрополит Иоанн был уже по болезни за штатом, а потому и выданный им документ не мог быть оформлен по всем правилам бюрократии.

Совместно мы стали составлять бумагу, свидетельствующую о том, что мне доподлинно известно, что Глеб Александрович Каледа является священником, рукоположенным митрополитом Ярославским и Ростовским Иоанном (Вендландом). Владыка Иоанн скончался 25 марта 1989 г. С радостью я поставил свою подпись и печать благочинного под этим документом. Аналогичное свидетельство о священстве о. Глеба дал протоиерей Леонид Кузьминов, давний друг Владыки Иоанна.

На прощание я вручил в пользование о. Глебу свой восьмиконечный иерейский крест. И на многих фотографиях священника Глеба Каледы я его с радостью узнаю. Вернулся ко мне этот дорогой для меня крест после кончины о. Глеба.

Отец Глеб хорошо знал текст и смысл Божественной Литургии. Но, когда он вышел на общественное служение Православной Церкви - легализовался, первым храмом, в котором он открыто стал к Божиему престолу, был храм Илии Пророка в Обыденном переулке в Москве. У меня создалось впечатление, что духовенство этого храма держалось несколько на дистанции от нового пожилого пастыря. Как-то на буднях я пришел в эту церковь помолиться на Литургии, которую совершал о. Глеб. Он был на два года старше меня по хиротонии, но не имел еще достаточных практических навыков в совершении богослужения в условиях храма. После Литургии, которую о. Глеб служил без диакона, я дал ему несколько практических советов. Отец Глеб оживился и обрадовался, приняв все во внимание, а потом, как бы обращаясь ко мне, тихо спросил: "А почему же мне никто об этом здесь не сказал?.."

Протоиерей Глеб Каледа входил в редакционную коллегию журнала "Православная беседа", но после напечатания в нем статьи В.Н. Тростникова против эволюции, где была помещена карикатура на Чарльза Дарвина, на которой тот был изображен в виде обезьяны, о. Глеб демонстративно вышел из состава редколлегии журнала. Его возмутил факт неэтичного ведения научной дискуссии с издевательской карикатурой на давно умершего человека. Отец Глеб считал недопустимым помещать такие хамские выпады в христианском издании.

С о. Глебом, как и с его духовными друзьями - митрополитом Иоанном, архимандритом (впоследствии архиепископом) Михеем, протоиереем Николаем Ивановым - было всегда легко и радостно общаться. И не в том дело, что все они давние друзья с большим интеллектом и глубокой верой. Здесь есть еще и несколько иное.

Когда хороший педагог учит человека петь, важно не только сольфеджио выучить, надо еще голос правильно поставить, так сказать, "настроить". Так вот и в духовной жизни христианина надо не только научить историческим и богословским истинам, надо - и это самое главное - правильно поставить, настроить внутреннюю духовную жизнь человека, привести его внутренний мир к созвучию с евангельским благовествованием. К сожалению, это далеко не многим удается сделать.

У о. Глеба было не только глубокое знание Православия и его духовно-благодатной жизни, но и очень чуткая совесть, которая не терпела никакой фальши. Таким он был в земной жизни, таким он и остался для меня навсегда.

Протоиерей Борис Балашов

Фото: http://www.tayninskoye.ru

Мой первый архиерей. Памяти митрополита Иоанна (Вендланда)
Мой первый архиерей. Памяти митрополита Иоанна (Вендланда). Продолжение
Мой первый архиерей. Памяти митрополита Иоанна (Вендланда). Окончание


Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.


Категория: Как мы веруем | Добавил: Pravklin (25.01.2012) | Автор: Протоиерей Борис Балашов
Просмотров: 2156
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск







Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2021 Яндекс.Метрика