Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Из истории советской антицерковной и антирелигиозной политики (1917–1923 гг.)
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Вторник, 17.10.2017, 23:42 | RSS
 
Форма входа


Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Церковь и общество

Из истории советской антицерковной и антирелигиозной политики (1917–1923 гг.)

Автор: протоиерей Борис Балашов, Дмитрий Поспеловский

Дмитрий Поспеловский в своей книге "Православная Церковь в истории Руси, России и СССР" детально излагает исторические факты и дает оценку антирелигиозной и антицерковной политики в нашей стране в период с 1917 по 1923 г.
 

Фото: www.expo.pravoslavie.ru

В своем декрете от 23 января 1918 г. Ленин руководствовался классическим марксистским тезисом о том, что религия – это надстройка, которая рухнет, лишившись материальной базы. Но религия не рухнула. Более того, в 1921–1922 гг. советская печать признала начавшееся религиозное возрождение, особенно в городах. Ручеек возвращения в Церковь левой интеллигенции, возникший в первые годы XX века, превратился в поток после разочарования в революции как в материалистической доктрине, призванной заменить собою религию и Бога.

Потерпев это поражение, Ленин переходит к организованному насилию, направленному против национальной, то есть Православной Церкви. Началом можно считать его декрет 1919 г. о насильственном вскрытии мощей и передаче их в музеи, противоречащий декрету 1918 г. о невмешательстве правительства во внутренние дела Церкви. Вместе с тем поддерживались секты, о которых писалось, что это те же социалисты и коммунисты, только пользующиеся устарелыми религиозными терминами. Терпимым было отношение к мусульманам и иудеям, хотя для разрушения иудейства были созданы гак называемые евсекции РКП(б)/ ВКП(б), морально разлагавшие иудейство изнутри. Официально православие преследовалось не как религия, а как сколок старого режима, участвующий якобы в различных заговорах по восстановлению царизма.

Доказывая, что советская власть не гонит православие как вероисповедание, в мае 1922 г. ГПУ организует «обновленчество», как альтернативное православие, подлинно лояльное советской власти, синхронизируя это с арестом патриарха Тихона, якобы за сопротивление изъятию церковных ценностей. На самом деле патриарх еще летом 1921 г. обратился к руководству западных Церквей с призывом помочь голодающим районам и распорядился организовать сборы пожертвований по всем приходам в центральный церковный фонд помощи. Но затем правительство запретило церковный фонд, создало свой Помгол1 и приказало все церковные сборы передать в Помгол. Церковь выполнила и это требование. Власти объявили о решении изымать церковные ценности. Патриарх ответил призывом к верующим жертвовать все церковные ценности, «не имеющие богослужебного употребления». Тут и началась бешеная кампания против патриарха и Церкви, обвиняемых в шкурничестве и бессердечности. Власть сознательно шла на провокацию и конфронтацию с Церковью. Во-первых, по декрету от 23 января церковное имущество уже и так не принадлежало Церкви, так что для изъятия государство совсем не нуждалось в разрешении священноначалия и верующих. Во-вторых, в теперь уже официально опубликованном тайном письме Ленина Молотову от 19 марта 1922 г., написанном по поводу сопротивления верующих изъятию в Шуе, Ленин говорит: «...Для нас [это]... единственный момент, когда мы можем 99 из 100 шансов... разбить неприятеля на голову.

…Когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и потому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией... теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо... будет не в состоянии поддержать ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут... испытать политику насильственного сопротивления... декрету [об изъятии ценностей]. Нам... необходимо провести изъятие церковных ценностей,чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько миллионов золотых рублей. ...Без этого... никакое отстаивание своей позиции в Генуе... совершенно немыслимо. ...Никакой другой момент кроме отчаянного голода не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который... по крайней мере, обеспечивал бы нам нейтралитет этих масс.

...Мы должны именно теперь дать самое решительное и бесполое сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». Далее идут распоряжения технического характера с требованием, чтобы все инструкции и отчеты были исключительно устными, в том числе и распоряжение суду, «чтобы процесс против шуйских мятежников... закончился... расстрелом очень большого числа самых опасных и влиятельных черносотенцев Шуи... Москвы и... других духовных центров», Как видно из этого документа, Ленина меньше всего беспокоили судьбы голодающих. Кстати, он в несколько раз преувеличил богатства Церкви. Собрано было очень немного золота и драгоценных камней не лучшего качества и 23997 пудов серебра, «цифра до смешного пустяковая», по признанию «Известий»…

…Беспокоили Ленина духовные центры. С этим связано такое интенсивное закрытие, а часто и физическое уничтожение монастырей. Закрытие монастырей началось уже в 1918 г. и шло нарастающими темпами, намного опережающими темпы закрытия храмов. Так, по данным Зыбковца, если к январю 1919 г. было насильственно закрыто более 20 монастырей, то к 1921 г. у Церкви конфисковали уже 573 монастыря, то есть более половины всех действовавших монастырей дореволюционной России; а если учесть, что к тому времени от Советской России были отделены западные Украина и Белоруссия и Молдавия с их многочисленными монастырями, то, по-видимому, можно говорить о закрытии к 1921 г. почти двух третей монастырей. Патриарх пытался спасти их, превращая монастыри в иноческие трудовые коммуны. В ответ власти обвинили Церковь в попытке создать «в рабоче-крестьянском государстве» свое обособленное государство с отдельной экономикой. Разрешая создание трудовых коммун баптистам и прочим сектантам, власти ответили категорическим отказом на ходатайства патриарха о предоставлении этого права православным монастырям…

… Обвинения Церкви в сокрытии ценностей и отказе помогать голодающим не выдерживают никакой критики. Как Церковь на самом деле реагировала на голод, Ленину было отлично известно; и об этом советскому правительству напомнил еще раз митрополит Петербургский Вениамин в письме от 5 мая 1922 г. Он подчеркивал, что Церковь начала действовать значительно раньше советского правительства, еще в августе 1921 г. патриарх Тихон благословил духовенство отдавать все церковные ценности, «не имеющие богослужебного применения», на спасение голодающих. Отвечая на советский декрет, требующий передачи всех церковных ценностей, митрополит говорит, что чаши и другие евхаристические сосуды являются для верующего народа святыней, к которой нельзя прикасаться «непосвященной рукой». Поэтому они могут быть сданы только перелитыми в слитки золота и серебра на следующих условиях: а) «при моем непосредственном участии»; б) в случае, если верующие получат возможность убедиться, что все остальные способы спасения голодающих исчерпаны; в) «пожертвованные святыни действительно будут употреблены на помощь голодающим»; г) «на пожертвование будет дано благословение высшей церковной власти».

В послании петроградскому губисполкому от 12 мая Вениамин жалуется на неправильное освещение его условий в печати и предлагает конкретные действия: Церковь готова на свои средства открывать бесплатные столовые для голодающих, закупать провизию с иностранных пароходов. И требует, чтобы представители Церкви, церковного народа участвовали непосредственно в деле помощи голодающим; иначе он не может гарантировать спокойствие при изъятии ценностей из храмов.

Именно того, чтобы народ видел благотворительность и жертвенность Церкви, Ленин и не хотел допустить. Через неделю после послания митрополита Вениамина Ленин написал Молотову вышеуказанное письмо. А 29 мая митрополит Вениамин был арестован.

Его арест – наглядный пример применения ленинской инструкции. Популярность митрополита среди петроградской бедноты и особенно рабочей молодежи слишком расходилась с марксистскимвзглядом на Церковь как на дурман, а на духовенство как на паразита-эксплуататора и классового врага. Чтобы избежать кровопролития, Вениамин предложил Петросовету собрать среди верующих стоимость евхаристических сосудов и внести ее вместо них, жертвуя при этом все остальные церковные драгоценности. Петросовет на это сначала согласился и даже похвалил митрополита в «Петроградской правде». Но Москва хотела конфронтации. Придрались к тому, что в ответ на захват патриаршей канцелярии петроградскими обновленческими священниками Вениамин отлучил их от Церкви вплоть до раскаяния. Власти потребовали восстановления этих священников в правах, но, получив отказ, арестовали митрополита и более десятка виднейших петроградских церковных деятелей. Хотя в огромный зал суда на несколько тысяч человек завозились коммунистические и комсомольские активисты, с первого же дня митрополит расположил аудиторию к себе. Когда он входил в зал, все вставали, а он всех благословлял.

Адвокат Гуревич полностью доказал невиновность Вениамина…
…Когда суд приговорил Вениамина и его ближайших сотрудников к смертной казни, Гуревич в своей заключительной речи предсказал бесперспективность для большевиков союза с обновленцами, ибо «Народ может поверить... Савлу [который превратившись] в Павла... променяет свое богатство на рубище нищего... и муки гонения. Обратные превращения... заклеймляются соответствующим образом». Идобавил, что расстрелянный митрополит страшнее для советской власти, чем живой: «На крови мучеников растет, крепнет и возвеличивается вера».

Дмитрий Поспеловский.
Православная Церковь в истории Руси, России и СССР.
ББИ Св. Апостола Андрея. М. 1996


1. Комисия помощи голодающим при ВЦИК, июль 1921 г. – сентябрь 1922 г.

 

***

О ликвидации мощей

...Революционное сознание трудящихся масс протестует против того, чтобы мумифицированные трупы, или останки трупов, или имитация трупов в Советской России могли быть представляемы для эксплоатации масс церковным организациям в их свободное распоряжение в нарушение самых элементарных порядков общежития и к оскорблению чувств всех сознательных граждан. Мероприятия местных Исполнительных Комитетов, в некоторых случаях выразившиеся только в акте вскрытия, и не доведших дело уничтожения обмана до полной ликвидации варварского пережитка старины, каким является культ мертвых тел и кукол, дают церковникам возможность дальнейшей эксплоатации, которая продолжается и до настоящего времени даже у вскрытых гробниц, принеся, например, патриарху Тихону и монахам Троице-Сергиевой Лавры за 9 месяцев 1919 г. хотя и меньший сравнительно с прошлым временем, но все же значительный доход от служения молебнов и продажи свечей (более 1400000 р., по признанию самих церковников). Помещение мощей в музеи является наиболее рациональным способом ликвидации дальнейшей эксплоатации предрассудков и суеверий. Подобные реликвии, относящиеся к другим религиям (например, египетские мумии), уже давно находятся в музеях наряду с другими остатками старых культур, что, конечно, не является ни оскорблением религиозной совести, ни гонением на ту или иную веру.

Посему Народный Комиссариат Юстиции предлагает к исполнению следующее: 1) Местные исполкомы при соответствующей агитации последовательно и планомерно проводят полную ликвидацию мощей, опираясь на революционное сознание трудящихся масс, избегая при этом всякой нерешительности и половинчатости при проведении своих мероприятий.

Ликвидация названного культа мертвых тел, кукол и т.п. осуществляется путем передачи их в музеи.

Во всех случаях обнаружения шарлатанства, фокусничества, фальсификаций и иных уголовных деяний, направленных к эксплоатации темноты, как со стороны отдельных служителей культа, так равно и организаций бывших официальных вероисповедных ведомств, отделы юстиции возбуждают судебное преследование против всех виновных лиц, причем ведение следствия поручается следователям по важнейшим делам при отделах юстиции или Народном Комиссариате Юстиции и самое дело разбирается при условиях широкой гласности.

Печатается по «Собранию узаконений и распоряжений...»
№ 73, 27 августа 1920 г.
Приводится по тексту «О религии и церкви. Сборник документов».
Издательство политической литературы. Москва. 1965.

***

Письмо Председателя СНК В.И. Ульянова-Ленина
члену Политбюро В.С. Молотову.

 

 

Ленин – Молотову:
для членов Политбюро
Строго секретно
Ни в коем случае копию не снимать

...Провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией... Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть и несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало... В Шую послать одного из самых энергичных... членов ВЦИК..., чтобы он в Шуе арестовал как можно больше... представителей местного духовенства... мещанства... буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. ...Политбюро даст детальную директиву судебным властям..., чтобы процесс... был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи.а по возможности и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше.

 

19.03Л922 г.
Из закрытого фонда Центрального партийного архива
Института марксизма-ленинизма. Наш современник. 1990. №4. С. 167-169.
Указание на это письмо и его содержание в Полн.собр. соч. В.И. Ленина:
Т. 45. С. 666- 667


Фото: www.expo.pravoslavie.ru



Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13


Изъятие церковных ценностей в Московской губернииИзъятие церковных ценностей в Московской губернии. Часть 1
Автор: Е. А. Газов
Изымать ценности из храмов советская власть начала задолго до 1922 г., но голод 1921 г. дал повод к тотальной экспроприации церковных богатств. С января 1922 г. - как в секретных документах советских и партийных руководителей, так и в газетах все чаще стал обсуждаться вопрос об использовании церковного имущества на помощь голодающим. Газеты выполняли указание большевистских вождей морально "подготовить" население к принятию властью решения об изъятии ценностей. Любые действия Церкви по помощи голодающим на страницах газет замалчивались, извращались, сопровождались глумливыми клеветническими комментариями. О том, что церковный комитет помощи голодающим был разогнан властями еще в августе 1921 г., клеветники не говорили ни слова.


 

Священник - ангел Господень
Автор: И. В. Криволуцкий
Шли двадцатые годы XX века. Дикая вакханалия разрушения храмов, поругания святынь русских, ограбления церковного достояния. Святой Патриарх Тихон - под арестом. Мучили и убивали не отрекавшихся от Христа крестьян, рабочих, священников, монахов. Почти все не умерщвленные еще епископы были в заточении, в Соловках и других "исправительно-трудовых" лагерях. Но нашлись и в России отступники, предатели: "живоцерковники", "обновленцы"...

 


 

Перепечатка в Интернете разрешена только при условии наличия активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при условии указания источника и автора публикации.


Категория: Церковь и общество | Добавил: pravklin (13.11.2016) | Автор: Б Балашов, Д. Поспеловский
Просмотров: 414
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск



Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2017 Яндекс.Метрика