Клин православный

Московская епархия Русской Православной Церкви

Периодизация советской антицерковной и антирелигиозной политики (1917–1939 гг.)
Храм Благочиние Статьи Вопросы священнику
Приветствую Вас Гость | Четверг, 24.08.2017, 05:55 | RSS
 
Форма входа


Успенский пост
Успенский пост
Успенский пост


Богослужения
Храм иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"


Рубрикатор статей
Жизнь благочиния
Из церковной жизни
Церковные праздники
Церковные Таинства
Как мы веруем
Духовное просвещение
Нам пишут
Здоровье душевное и телесное
Семь-я
Литература, искусство
Осторожно: секты
Церковь и общество
От иллюзий к реальности
Видео

Актуально

Предстоящие события


Главная » Статьи » Церковь и общество

Периодизация советской антицерковной и антирелигиозной политики (1917–1939 гг.)

Автор: протоиерей Борис Балашов, Б.А. Филиппов

Ленинская партия всегда, с момента взятия власти и на всем протяжении существования советского государства, свои собственные интересы прикрывала заботой о народе. Громадное количество несправедливостей и злодеяний совершалось якобы «по желанию трудящихся», являясь, по сути, гнусным спектаклем. По этому же принципу велась борьба с Православной Церковью и верующими людьми.

Б.А. Филиппов в своей книге «Очерки по истории России. XX век» выделяет несколько исторических периодов антицерковной и антирелигиозной политики. Рассмотрим периоды с 1917 по 1939 гг.

Периодизация истории советской антицерковной и антирелигиозной политики

1917–1918 гг. Уже своими первыми декретами и действиями советская власть продемонстрировала желание реализовать идеальную (то есть не соотносящуюся с потребностями времени) программу построения социалистического будущего. Еще не разрешив окончательно вопрос о власти, еще не выиграв гражданскую войну, большевики приступили к формированию основ общества без частной собственности, без эксплуататоров и эксплуатируемых. Отделение Церкви от государства и борьба с религией и Церковью были в этой программе столь же необходимыми элементами, как и национализация земли, банков и заводов. Большевистские лидеры и идеологи не сомневались, что такая программа получит поддержку большинства рабочего класса и крестьянства, и немедленно приступили к ее реализации. И создание ВЧК (7 декабря 1917 г.) и образование комиссии по разработке декрета об отделении Церкви от государства (12 декабря) были для них в равной степени первостепенными действиями. 1917–1918 гг. – это период принятия основополагающих антицерковных и антирелигиозных законов и инструкций по их реализации. И Ленин и Троцкий допускали, что часть намеченных в декретах путей социалистического строительства может оказаться невыполнимой, ошибочной, не выдержит испытания временем. Но, как потом отметил Троцкий, их издание было «оправдано политически». Но власть не ограничилась принятием антирелигиозного законодательства. Уже в мае 1918 г. было принято решение о начале антирелигиозного террора1.

1919–1921 гг. В рамках этой логики вполне естественной была предпринятая в 1919–1920 гг., т. е. в условиях Гражданской войны, попытка одним ударом подорвать материальные основы и разрушить авторитет Православной Церкви как национального института эпохи свергнутой монархии. Борьба с Церковью укладывалась и была составной частью политики военного коммунизма, т.е. попыткой при помощи чрезвычайных мер заложить основы будущего коммунистического общества.

Первостепенной задачей в рамках этой общей политики было закрытие монастырей, понимаемое как лишение Церкви ее материальной базы и разрушение инфраструктуры ее влияния на общество. В реализации этой задачи советская власть была последовательной, не идя ни на какие уступки, даже временные. Правда, все монастыри удалось закрыть только в мае 1934 г. Для подрыва авторитета Церкви была использована компания по вскрытию мощей. Но и она не принесла желаемых результатов. В атеистической литературе этот период получил название «бури и натиска» и «кавалерийской атаки» на Церковь.

1921–1923 гг. Последующий за умиротворением страны (разгромом белых армий, подавлением восстания моряков в Кронштадте и массовых крестьянских восстаний) вынужденный переход к новой экономической политике (НЭП) способствовал возникновению среди интеллигенции иллюзий относительно возможной либерализации режима. В ответ на появившиеся летом 1921 г. в партийной среде вопросы о возможном смягчении антирелигиозной политики Ленин выступил с разъяснениями: «НЭП таких обязательств налагать на нас не может. Напротив, антирелигиозную агитацию следует развивать очень широко…»2 Но он ошибся. Уже в постановлении пленума ЦК РКП(б) «По вопросу о нарушении пункта 13 Программы и о постановке антирелигиозной пропаганды» (1921) говорилось: «По вопросу об антирелигиозной агитации дать директивы всем партийным организациям и всем органам печати не выпячивать этого вопроса на первое место, согласовывать политику в данном вопросе со всей нашей экономической политикой (курсив мой. – Б.Ф.), сущность которой заключается в восстановлении действительного соглашения между пролетариатом и мелкобуржуазными массами крестьянства, еще и до сих пор проникнутыми религиозными предрассудками».

И в довоенной советской истории советские руководители еще не раз будут корректировать свою антирелигиозную политику из-за проявившегося недовольства крестьян.

Разразившийся голод (вторая половина 1921–1922 г.) был использован Лениным и Троцким (вопреки провозглашенному курсу на соглашение с крестьянством) для того, чтобы добиться разгрома Церкви как национального института.

Для разрушения морального авторитета Церкви и физического устранения наиболее активных епископов и верующих была использована всероссийская компания по изъятию церковных ценностей, организованы показательные (с вынесением смертных приговоров) судебные процессы над духовенством и верующими, был арестован Св. Патриарх Тихон. Одновременно была предпринята попытка разрушения Церкви изнутри при помощи создания раскольнических групп (обновленчество). Масштаб использованных средств позволяет рассматривать эти события как составную часть не прекращающейся в стране (до июня 1941 г.) гражданской войны.

На этот период приходится формирование основных институтов и организаций, ответственных за осуществление советской антирелигиозной политики, формирование основных форм и методов борьбы с Церковью и религией. Именно тогда теоретическое представление о Церкви как о «враге» получает институциональное оформление. Отныне государство в отношениях с Церковью до конца существования советской власти станут прямо или косвенно представлять спецслужбы, в рамках которых всегда будут существовать ответственные за борьбу с Церковью подразделения.

Тем самым проблема взаимоотношения Церкви с государственной властью суживалась до проблемы отношений с отвечающими за борьбу с ее врагами – органами государственной безопасности. Создатели этой системы исходили из твердого убеждения, что по мере продвижения к социализму религия будет отмирать – и надобность в церковных организациях и отношениях с ними отомрет естественным путем.

1923–1927 гг. Это период НЭПа, время борьбы в партии и партийном руководстве за определение путей развития страны (и за власть). Позиция по отношению к формам и методам вероисповедной политики партии неожиданно предпринимает характер одного из критериев для определения позиции борющихся за власть партийных группировок. С Троцким ассоциировалась не только идея мировой революции, но масштабная и радикальная по применяемым средствам антирелигиозная политика. Его противники выступают за отказ от радикализма и массовых антирелигиозных кампаний, за применение косвенных средств борьбы с Церковью.

Наступает период относительного спокойствия в проведении антирелигиозной политики. Никаких шумных кампаний. В эти годы главным методом в ее осуществлении становится организация церковных расколов, а целью – уничтожение Церкви изнутри. Продолжающиеся аресты епископов и всяческая поддержка раскольников – часть этой политики. Одновременно власть публично демонстрирует свою терпимость по отношению к простым верующим. В статье «10 лет на антирелигиозном фронте» глава Союза безбожников Ем. Ярославский писал (1927): «Само собой разумеется, для советской власти вовсе не все равно было, призывает ли церковный собор (19233) к открытой борьбес советской властью, контрреволюции, или он призывает «каждого честного христианина» «всемерно проводить в жизнь великие начала Октябрьской революции».

Провал антицерковной раскольнической деятельности привел к новой радикализации средств и методов борьбы с Церковью.

1927–1939 гг. На период с 1927 по 1939 г. приходится две попытки радикального уничтожения Церкви. О том, что власти не отказались от такого рода планов, Сталин сказал в своей беседе с делегацией американских рабочих (9 сентября 1927 г.): «Подавили ли мы реакционное духовенство? Да, подавили. Беда только в том, что оно не вполне еще ликвидировано»4.

Первая из этих попыток (конец 1929 – начало 1930 г.) приходится на начальный период коллективизации и сопровождается массовыми расстрелами духовенства и массовым закрытием храмов. Сталин даже успел выступить с первым подведением итогов этого наступления. В знаменитой статье «Год великого перелома» (1929) Сталин заявил: «…нам удалось организовать этот коренной перелом в недрах самого кресьянства и повести за собой широкие массы бедноты и середняков, несмотря на неимоверные трудности, несмотря на отчаянное сопротивление всех и всяческих темных сил, от кулаков и попов до фашистов и правых оппортунистов»5.

Неожиданное для властей вооруженное сопротивление коллективизации заставило Сталина пойти на частичное отступление. В рамках этого маневра была открыта значительная часть только что закрытых церквей. Задача коллективизации сельского хозяйства была отделена от задачи уничтожения Церкви как института.

Вторая попытка радикально разрешить церковный вопрос была предпринята в 1937–1938 гг. На эти годы приходятся самые массовые аресты и казни духовенства и почти полное закрытие церквей на территории СССР.

Филиппов Б.А. Очерки по истории России. XX век.
Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2009 г.
стр. 68-70

Фото: www.shutterstock.ru


  1. Решение Пленума ЦК РКП (б) от 19 мая 1918 г.Об этом см. Крапивин М.Ю. Непридуманная церковная история: власть и Церковь в Советской России (октябрь 1917-го – конец 1930-х годов). Волгоград, 1997. С. 36
  2. Об этом напомнил И.И.Скворцов-Степанов (Безбожник.М., 1924. 3 февраля).
  3. Речь идет об организованном властями для осуждения Патриарха Тихона «соборе живоцерковников».
  4. Сталин И.В. Соч. Т. 10. С 133.
  5. Сталин И.В. Соч. Т. 12. С 125.

 



Часть 1
Часть 2
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13

 


 

Рассказ Чаша Никифорова-ВолгинаЧаша
Автор: Василий Никифоров-Волгин
Мой сыночек в алтарь бросился.
И вижу... Ручонками своими маленькими вырывает Чашу Господню из рук пьяного кощунника.
И не поверите ли, вырвал ее! Чудом вырвал! Как сейчас вижу его в белом одеянии, как хитон отрока Иисуса, с Чашей Христовой, сходящего по ступеням амвона...
Тут-то за Христа и пострадал светлый мой мальчик


 

Под колоколамиПод колоколами
Автор: Василий Никифоров-Волгин
Осип засмеялся. С ним это часто. Засмеется ни с того ни с сего.
Господь его знает, с какой поры он стал юродивым. Сказывают, с того времени, когда с Борисоглебского собора в городе снимали золотые кресты, иконы на стенах закрашивали и над входом прибивали вывеску: "Народный дом товарища Ленина"

 


 

Перепечатка в Интернете разрешена только при условии наличия активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при условии указания источника и автора публикации.


Категория: Церковь и общество | Добавил: pravklin (12.11.2016) | Автор: протоиерей Б. Балашов, Б.А. Филипов
Просмотров: 634
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Поиск


Друзья сайта

Статистика

Copyright MyCorp © 2017 Яндекс.Метрика